АДСКИЙ ПЕРЕГОН или 9000 км по ДОРОГам АЗИИ

Перегон тяжелой автотехники через 5 стран, длинной более 9000 км - самое экстремальное приключение в моей жизни, которое едва не стало последним!

 

В жизни каждого мужчины должно быть приключение, о котором он мог бы с гордостью рассказывать своим внукам. Этот мега-перегон по праву занял главное место в моей «аллее славы» и если уважаемый читатель осилит сей рассказ с 76 фотографиями до конца, то он поймет почему!

 

На дворе 2011 год. Я работаю в международной компании, которая поставляет технику МАЗ в страны Средней Азии. Мы выиграли тендер на поставку шасси МАЗ на одно крупное узбекское предприятие. Позади большая юридическая работа, открыт аккредитив, бригада из 6 белорусских перегонщиков собрана и вот мы отправляемся в путь.

Перегон длинной более 9000 км. проходил через 5 стран. Выехали мы в конце сентября, по моим расчетам, дорога была должна занять не более 20 дней. Но одно дело рассчитать путь на бумаге, а другое в реале.

 

На кону, автомобили ценой в 600000 долларов. Поэтому выбор маршрута, был краеугольной проблемой. Передо мной стояла дилемма - или долго и дорого, но относительно безопасно, или быстро и дешево, но с возможными приключениями. Длинный путь по хорошей дороге на 1000 км. дольше и на 2 таможенных перехода больше, а это лишних 3 дня перегона, 3 тонны солярки и мощный «бакшиш» таможенниками и гайцам! Короткий путь, кроме экономии времени, денег и нервов, проходил по фантастически красивым, кыргызским предгорьям Тянь-Шаня. Да, гипотетически, на этом пути могли возникнуть крутые проблемы, но я вроде не на отдых ехал, а за решение проблем, мне собственно говоря и платили.

 

Взвесив все за и против, я выбрал короткий путь.

Он начинался в Минске, далее проходил через Самару, Уральск, Актобе, Аральск, Шымкент, Тараз, Бишкек в котором проходило таможенное оформление машин, далее Ош, Андижан, Ташкент, Самарканд и финишировал в Навои. Его маршрут 400 км проходил по строящемуся участку трассы М32 Кызылорда — Аральск, и через два кыргызских перевала - Ала-Бель (3391м) и Тюя-Ашу (3200м). Но главное испытание, меня ожидало на кыргызско-узбекской границе. За год до описываемых мной событий, в городе Ош, прошла резня, в которой погибло около 2000 человек, преимущественно узбеков. По моим агентурным данным, криминальная обстановка в регионе была стабильной, но бог его знает, как поведут себя отмороженные кыргызы, завидя беззащитный караван автотехники, направляющейся в Узбекистан.

 

И вот, наше «братство баранки», состоящее из шести минских хоббитов, во главе с белым «магом логистики», собиралось доставить «белорусскую автопрелесть» из лесов Фангорна, через пустоши казахского средиземья и горы Кыр-Мордера, узбекским гномам Эрибора. В пути нас ждали фантастические приключения и смертельные опасности, засады орков с полосатыми палицами, замки зеленых гоблинов, мзду собирающих и нападение степных голлумов.

Итак, запасайтесь колой и попкорном, мы выезжаем!

24 сентября 2011 года, наш караван выехал из Минска навстречу приключениям.

Я ехал в замыкающей машине, которую вел опытный 50-летний водитель, по имени Саша. Моя задача стояла в обеспечении перегона и сдачи техники под роспись заказчику. То есть, я был ответственным за ВСЁ!

МАЗы весело наматывают километры на кардан. Проезжаем Беларусь, Россию, тишина и покой, гаишники нас не видят, как будто я надел на палец «кольцо всевластия» и вместе с караваном стал невидимым. Но невидимыми мы стали не только для гайцов.

 

В Ульяновской области, какой-то старый партизан, в упор не увидел шесть большегрузов и решив прям с обочины нырнуть в поток, попал под колеса нашего ведущего. Пока я подошел к месту ДТП, водила шестерки уже «застроил» моих бульбашей и разводил их на деньги для ремонта его ласточки. Еще бы минута, и он бы с них уже получал, но что-то пошло не так. Я сделал фото и видео места ДТП, и предложил ему вызвать ГИБДД, объяснив ему ответственность за ложный вызов. Дед почесал репу и гайцов вызывать отказался.

 

Три дня пути позади, и вот мы становимся на ночевку на постоялом дворе для дальнобойщиков перед границей с Казахстаном.

Большая огороженная площадка для машин, номера суперэконом-класса, баня и лабаз, вот в принципе и все, что предлагает среднестатистический придорожный мотель в нашей стране. Но с учетом того, что в Средней Азии нас не ожидает даже такого сервиса, это была моя единственная возможность нормально помыться и выспаться до самого Бишкека. Перед сном, отмытый и наевшийся, я вышел на ночной обход нашей техники, так, на всякий случай.

И тут слышу сзади себя женский голос:

-Мужчина, не желаете отдохнуть?»

Поворачиваюсь и вижу девушку предпенсионного возраста, с самой низкой социальной ответственностью какая только есть. Вообщем, лахудра лахудрой! Столько выпить, чтобы возжелать эту «богиню секса», мой организм был просто не в состоянии!

 

-Сколько же мне будет стоить твоя волшебная компания?

-Штука час и я твоя!

 

Да, братцы, тяжела нынче доля дальнобойщика! Мало того, что тебя всю дорогу гаишники и другие «хищники» норовят поиметь, так и ночью «ужасы летящие на крыльях ночи» проходу не дают. Представляю, сколько там венерических сетей на свой винт можно намотать?!

 

-Денег нет подруга, только если в долг!

-Вот еще, буду я тут со всякими на халяву кувыркаться!

 

И развернувшись на стоптанных каблуках, таких же сморщенных как и она туфель, фея ночи растворилась в сумраке. Позже я видел ее залезающую в кабину Мерседеса. Вот кому-то свезло так свело!

Утро перед пересечением границы с Казахстаном, началось с глобальной дозаправки.

Дело в том, что в Казахстане в это время в самом разгаре была битва за урожай и по этой причине, в его северных районах полностью отсутствовала солярка, от слова совсем!

 

Местным жителям на грузовой автомобиль выдавали талоны на 20 литров соляры в сутки. А таким залетчикам как мы, светило куковать без топлива до ишачей пасхи! Черный рынок, конечно не дремал, и предлагал дизтопливо по цене в три и более раз дороже. Но это, как вы понимаете, в корне меня не устраивало. Поэтому еще в Минске, я дал задание соорудить на одном из Мазов деревянный борт и установил в него 12 двухсотлитровых бочек. И вот, на последней российской заправке, мы залили 2400 литров в бочки и в баки с канистрами еще около полутора тысяч литров. Итого, почти 4 тонны солярки. По моим расчетам, этого должно было хватить, чтобы доехать до южных районов, богатых дизелем.

Родные русские леса остались позади, а впереди нас ждали тысячи километров зловещих степей, пустынь и гор.

 

Затаренный топливом по самые гланды, наш караван подъехал к казахскому пограничному пункту пропуска Уральск.

 

КАЗАХСТАН

 

За несколько месяцев до нашего перегона, Россия, Беларусь и Казахстан объединились в таможенный союз, что существенно упростило процедуру прохождения границ и таможенного оформления. Пролетев границу буквально за час, я со своим караваном, весь такой на позитиве, выехал в расположенный в 30 километрах Уральск.

 

Но позитив был не долгим. В десятке километров от границы, на первом же посту ГАИ, мы были остановлены и пущены под пресс казахского правосудия. Старший поста, сразу же потребовал у меня страховку на машины. Узнав, что ее нет, он с радостью сунул мне в нос какую-то брошюру, по которой иностранные юрлица караются за это штрафом до 10 000$. Аргументация, что купить страховку на границе не представляется возможным, из-за отсутствия присутствия продавцов оной, ни к чему не привела. По его словам, надо было ехать в Уральск на такси, покупать страховку и только тогда заезжать в РК. Логика железная, предъявить мне нечего. Начались торги. Охреневший казахский гаишник озвучил сумму в 1000 $ с машины. Да я за 6 тысяч бакинских мог на вертолете слетать в Астану и обратно!

 

Так как это был мой косяк, и все не вынужденные штрафы шли из моего кармана, я торговался до последнего. В итоге, после получаса торгов, цена упала до 50$ с шасси. 300 долларов тоже на дороге не валяются, но я не сильно переживал по этому поводу. Главное, что гаишники не увидели на последней машине нашу дизельную заначку. Иначе, они бы просто раздели бы меня до трусов, потому что перевозка ГСМ на не оборудованных транспортных средствах запрещена и карается просто драконовскими штрафами.

 

В Уральске, я прошел плановое ТО на всех МАЗах, купил страховку и через день мы продолжили маршрут. Перед выездом, мои коллеги проинструктировали как правильно себя вести с местными гайцами. Гаишники нас по любому остановят, а в силу того, что мы везли больше двух тонн дизеля, каждый из них имел законное право отправить машину на штраф-стоянку, даже не смотря на тотальное отсутствие топлива в регионе. Как говорится, если изнасилование неизбежно, лучше расслабиться и попытаться отделаться меньшими потерями. Поэтому я, на своем головном Мазе ехал впереди и как только видел гайцов, останавливался перед ними, выходил и с радостной улыбкой, со словами «Салам Алейкум, байке» вкладывал в руку гаишника 3000 тенге, в переводе на наши деньги — 600 рублей. На вопрос, что везем, я отвечал:

 

-Привет из братской Беларуси!

-А почему так мало денег?

-Так машины же пустые!

 

Видя, что поживиться было нечем, гайцы отпускали нас за символический бакшиш. И только когда они видели замыкающего нашу колонну заправщика, они понимали, что большой куш весело помахал им рукой, но догонять нас с мигалками из них никто так и не решился. Сумма взятки вроде не большая, но засады гаишных орков подстерегали нас в каждом населенном пункте и не один раз и вскоре 600 рублей превратились в 6000, потом в 12000, но к моему счастью, за Актобе их количество стало снижаться, а за Хромтау, они пропали совсем.

 

Вскоре мы подъехали к селу Карабутак. Я был как витязь на распутье. Налево пойдешь, длинную, но хорошую дорогу с засадами гаишников найдешь, направо пойдешь, короткую дорогу по Долине смерти найдешь!

Короткая дорога по трассе М32, в то время представляла из себя направление в пустыне, с частично уложенным асфальтом, которую из-за своей опасности местные водители называли Дорогой Смерти. Казахские товарищи настоятельно не рекомендовали мне ехать по ней. Но они не возили с собой тонны солярки и не платили каждому гаишнику тысячи тенге, поэтому, я решил рискнуть и направил свой караван напрямик.

Казахстан. Аральское море

Далее мы в рабочем режиме проехали до конца строившегося участка дороги и где-то за Аральском, в открытой пустыне, перелив наконец из бочек всю солярку по бакам, избавились от этого компромата! Ну теперь, бесовское отродье, держитесь! Я вам устрою бакшиш! У меня в машинах было все для легального проезда по любой территории: аптечки, огнетушители, знаки аварийной остановки, даже желтые жилеты были. Даже буксировочная труба для жесткой сцепки имелась. Докопаться к нам теперь было просто не возможно!

Переночевав в районе Кызылорды, рано утром мы выдвинулись в сторону погран-перехода Сыпатай-Батыр. У меня было три запасных дня до часа Х, и я мог себе позволить ехать не спеша, посылая всех вымогателей в погонах к едрениматери.

До Шымкента мы доехали нормально, ну а после понеслось. Тормозят, смотрят с важным видом в пачку документов, типа что-то понимают, потом приглашают меня в их машину и начинают разводить, мол, того нет, этого нет.

-С вас штраф, в шестерном размере.

-Проверьте любую машину, все заявленные вами предметы в наличии. Оснований для оплаты штрафа не вижу.

Старший экипажа, черный узкоглазый южный орк, хитро улыбаясь говорит,

-А хочешь мы сейчас у тебя в машинах, что-нибудь запрещенное найдем?

Спокойно отвечаю

-Не проблема, ищите, но только с понятыми, как полагается. А если вы ничего не найдете, а вы ничего не найдете, то тогда эта аудио-запись (достаю из кармана куртки телефон) вместе с моим заявлением идет в ваш ОСБ и наше консульство. Сколько вы потом здесь проработаете одному Аллаху известно, но я думаю, что мало.

Лица орков искажает бессильная злоба, они о чем-то трындят по-казахски и отдают мне документы.

После третьего такого представления сыгранного практически по одному сценарию, прошу передать дальше по рации, чтобы оставили нас в покое, денег никто все равно не получит, только время потеряют и с позором обломаются! Видимо мой призыв к здравому смыслу был услышан и нас на пару сотен километров оставили в покое. И вот мы уже проехали Тараз, я дрыхну на спальнике, вдруг раз, машина резко тормозит, Саша матерится, я спрашиваю, что случилось.

-Да скорость превысил наверное, гайцы тормознули.

 

У нас был уговор, Саша едет по правилам дорожного движения и сам отвечает за штрафы, которые он заработает. Больше 90 километров мы технически ехать не могли, но мой водила пропустил временный знак ограничения скорости в 50 км., а это значит, что он и все остальные бульбаши попали на очень приличные деньги.

К нам подходит очередной орк, заявляет что мы превысили скоростной режим и требует пройти с документами к нему в машину. Это была не моя война, но я решил дать этим коррупционерам последний и решительный бой.

Взяв документы на машины, я уставшей походкой пошел к старшему наряда.Капитан повторяет.

-Вы нарушили скоростной режим в 50 км./ч Вот фото ваших машин.

Показывает мне на мониторе наших мазуриков.

-Я вас понял. Теперь давайте решать все по закону. Представьтесь пожалуйста по форме.

Слегка офигевший капитан, начинает мямлить такой-то такой-то.

-Покажите удостоверение пожалуйста.

Тот показывает. Громко читаю данные для моей аудиозаписи. Потом требую сертификацию прибора видео фиксации. Говорит прибора нет, нас, по его словам, снял ранее на дороге другой наряд, а им передал фотографии нарушения.

-Ну раз прибора и сертификата на него нет, то всего вам доброго. Просьба вернуть документы, мы поедем далее.

Далее начинается груз с какими-то миллиоными штрафами, лишением прав.

-Командир, мне лично пофиг, кого ты там будешь штрафовать и лишать. К документам на машины претензии есть?  Нет.

Тогда бери у них права, пиши 6 протоколов, отсылай их в Беларусь и всего тебе самого наилучшего. А мы пока пойдем поспим. Как напишешь, свисти. Только я тебе в протоколах такого напишу, запаришься отписываться, и учти, у меня 6 свидетелей, а у тебя всего один.

Иду в машину, через 5 минут нам приносят с недовольной миной документы и желают счастливого пути, но как то очень не искренне.

Наконец-то в ночи замаячили огни погран-перехода Сыпатай-Батыр. Ну, думаю, сейчас часик, как в Уральске, потратим на формальности и через два часа в Бишкеке будем кушать манты, пить пиво, курить кальян!

Фиг я угадал!

Документы у меня забрали, через полчаса велели поставить машины в отстойник и подойти к старшему смены. Чувствую, что-то не доброе намечается. Захожу к майору таможенной службы, спрашиваю, почему не пропускают.

А он мне заявляет, что у нас с документами не все в порядке. Интересно, говорю получается, у трех таможен к документам претензий не было, а у вас они вдруг появились. Он показывает мне какую-то бумагу выданную на МАЗе, на которой одна печать слегка размазана, но при этом вполне читаема. Вот, по его убеждению, печать поддельная и он нас не может пропустить до выяснения обстоятельств.

Ну все понятно, накрылись наши манты медным тазом!

Казахский вымогатель в погонах, конечно может войти в положение и закрыть на это страшное нарушение глаза, но это очень важный документ, а он в смене не один и придется всех подмазывать, чтобы они промолчали!

-Да твою же мать!!! Как вы все з@@бали, своей коррупцией! Это я конечно про себя сказал.

Я после трех дней пути через степи и пустыни благоухал явно не французским парфюмом, честно говоря пованивал ядреным мужицким потом, да и волосы были не первой свежести и даже не второй, а рыжая щетина, вообще придавала мне бомжеватый видончик, но так явно держать меня за последнего лоха, я точно никому не позволю.

Ок, говорю, сколько вешать в граммах? Он, наигранно выражая сочувствие, набирает мне на калькуляторе 1000, понятно что не тенге. Ну вы же понимаете, я не один. Но если вы сможете предоставить факсимильную копию документа, то вопрос будет снят. Но завтра же СУББОТА, выходной! Это только в понедельник решится, а вам надо до воскресенья покинуть зону таможенного союза! Ну дальше вы в курсе.

Да, я был в курсе, через сутки нас не должно быть в Казахстане иначе офигенный штраф!

Говорю, мне надо проконсультироваться с руководством. Выхожу в коридор, звоню начальнику таможенного отдела МАЗа, выговариваю ему за размазанные печати, он клятвенно обещает завтра выслать на факсу документ с новым оттиском.

Думаю, ссориться с таможней пока не буду, говорю, директор вне доступа, завтра свяжусь, доложу вам итог.

Сам иду в соседний кабинет, типа канцелярии, беру у них номер факса, отправляю его в Минск и иду есть и спать! Бульбаши конечно расстроены, но делать нечего, снова спим в машинах.

 

Четвертая ночь под сашины трели, окончательно выбила меня из седла. Проснулся разбитый, вонючий и злой. Так как разница во времени с Минском 4 часа, до обеда тупо шарагатился по территории таможни. Наконец в 13-30 смс из Минска, об отправлении факса, с просьбой подтвердить получение. Иду в канцелярию, там мне выдают факс с идеальной печатью, захожу к вчерашнему майору, кладу перед ним заветный листок. Вопросы есть? Тот чуть ли не с лупой его рассматривает, говорит, вопросов нет.

-Тогда всех благ, выпускайте!

Майоришка с обидой в голосе, зря вы так, я за вас договорился с людьми, все решил, а вы меня кинули. Вам же еще обратно через две наших таможни выезжать!

ФИГ вам, говорю, а не 1000 баксов, и на таможню вашу ХРЕН я клал. Выпускайте говорю, а то сейчас на горячую линию позвоню и в собственную безопасность!

Майор ставит печати, молча отдает мне документы, мразота!

Далее быстро проходим досмотр, и вот мы в долгожданном Кыргызстане...

Вскоре унылый степной ландшафт, плавно перешел в еще более грустный и пустынный, а дорога превратилась в полосу препятствий, в которой свежезастеленные асфальтом участки дороги перемежались километрами гравийки с колдобинами и валунами. Вдобавок, передвижение по гравию поднимало тучу пыли, в котором меркло даже солнце.

Но самое главное, что в этом филиале автодорожном ада, не было НИ ОДНОГО СЫНА САТАНЫ с полосатой палочкой!

Я готов был жрать эту желтую пыль ложками, лишь бы не видеть их наглые рожи и не унижаться перед ними! Ведь пока я вез солярку на борту, я был уязвим и мог быть жестко ими наказан!

 

Вскоре, красный диск солнца эмигрировал на запад, уступая свое место звездам и луне. Двенадцатичасовой прогон вымотал нас, но больше всех задолбался я, двадцать раз выходя кланяться этим упыренышам в погонах.

Мы остановились неподалеку от обочины дороге, плотно поставив машины друг к другу топливными баками, для предотвращения кражи драгоценного дизеля. Район этот некогда славился разбойными нападениями на дальнобойщиков, ни одна фура бесследно сгинула в этой глухомани. Связи не было, на помощь надеяться не приходилось. Парни были предупреждены как вести себя на случай нападения, у каждого были под рукой монтировка и нож. Конечно, это вряд ли спасло против серьезно вооруженных бандитов, но местную гопоту мы бы точно разогнали.

 

Ребята мирно храпели в своих кабинах, я же, расстелив на песке покрывало, испытывая легкое волнение, смотрел в бездонное звездное небо, изредка ловя взглядом огненные шлейфы падающих метеоров.

Кто бы мог подумать, что я окажусь в этом забытом богом уголке, на обочине дороги Смерти, самоуверенно надеясь победить любые обстоятельства и закончить невыполнимую миссию в срок. Если бы я тогда знал, что настоящая дорога Смерти ждет меня впереди, а этот участок, можно было назвать ее пробником! Вдоволь налюбовавшись звездами, я залез обратно в кабину и вырубился под аккомпанемент сашиного храпа.

 

Солнце, своими лучами, как будильником подняло на заре нашу заспанную команду. Наскоро умывшись и закинув в желудочную топку по Дошираку, наш отряд выдвинулся в путь. Впереди было 400 километров полосы препятствий трассы М32, которые нужно было пройти любой ценой.

Пять километров асфальта на максималке, затем 5 километров гравийки, со скоростью велосипедиста. Примерно через 200 километров такого бега с препятствиями, одна из машин подала сигнал SOS. У нее пропал холостой ход. Движок выдавал больше 2000 оборотов, что на трассе не фатально, ибо скорость в 70 км/ч, на хорошем покрытии не о чем, но по гравийке идти с такой скоростью, это значит подпрыгивать отрываясь всеми колесами от земли. Чтобы снизить скорость, водитель жал тормоз. После пару десятков километров такого пробега, тормоза раскалили колесные диски, от машины исходил резкий запах жженых тормозных накладок. Ехать дальше в таком режиме, означало угробить двигатель. Не ехать, значит угробить миссию. Связи не было, позвонить на завод и узнать причину отказа системы мы не могли. Парни подняли кабину и принялись методом научного тыка что-то двигать, дергать и переключать. Опустили кабину, завелись, поехали, толку ноль! Движок идет в разнос, тормоза плавятся, намечается полный звиздец!

 

Пару минут поразмышляв, я принял решение уйти в отрыв. Мы с Женей, на «взбесившимся» МАЗе, едем без тормозов до момента появления связи, затем я звоню спецам на завод, те рассказывают что нам нужно сделать, чтобы устранить поломку и вуаля!

Правда сколько надо ехать я не знал, но ведь грузовики участвуют в Дакаре, и там они летают не по асфальту. А чем мы хуже?! Но как позже выяснилось — всем!

 

Оставив Сашу за старшего, мы начали ралли-рейд. Езда по асфальту проходила штатно, но по волнообразной гравийке, со скоростью 65-70 км мы периодически взлетали на метр-полтора от земли, жестко приземляясь с пробивкой рессор до упора. Но самое веселое творилось в кабине. Водитель ехал на пневмо-кресле с амортизацией, и его всего лишь слегка качало, а я на простой, прикрученной к полу сидушке. В итоге, как бы я крепко не держался за поручни, меня швыряло по салону периодически припечатывая головой к потолку. Сука, ну почему я горнолыжный шлем не взял?

 

Километров через 50, когда мои руки уже отваливались, а голова от тряски и ударов уже мало что соображала, я дал команду стоп-машина. Минут через тридцать, нас догнала остальная команда. У моего водителя Жени, возникла одна идея по ремонту, он с парнями снова залезли под кабину, что-то покрутил, подергал, подтянул, машину завели, и о чудо, холостой ход опять вернулся! Слава автомобильным богам и жениному опыту! Моя голова спасена!

 

КЫРГЫЗСТАН

Кыргызскую таможню мы пролетели со свистом. На ней меня встретил мой кыргызский братишка, назовем его Байке. Сев к нему в машину, я наконец-то расслабился. Самая длинная часть пути позади, теперь три дня на отдых, оформление документов и в новый поход. По дороге караван пару раз тормозили местные гаишники, но Байке выходил, показывал ксиву и решал с ними вопросы.

Нас ждал большой двухэтажный гостевой дом, на окраине Бишкека. Семь грязных, усталых мужиков наконец-то наедятся домашней еды, отмоются, постираются и самое главное выспятся.

В доме нас ожидал вкусный ужин, который я подкрепил двадцатью литрами пива. Все сильно устали и сегодня было не грех хорошо выпить. Бойцы вспоминали свои прошлые поездки, травили анекдоты. Постепенно они стали заваливаться на боковую и вскоре я остался один. Проводив кыргызских друзей и закрыв дом, я наконец-то за целую неделю лег в удобную мягкую кровать с чистым бельем и в полной тишине уснул.

 

Далее наше «братство баранки» распадалось. Я решил везти в Узбекистан 3 машины, так сказать на разведку. Поэтому 3 водителя отправлялись домой, а трое остальных через два дня выезжали со мной в Узбекистан. Потом я возвращался обратно в Бишкек и вел оставшиеся три машины тем же путем. На словах это было очень легко, но на практике, все оказалось по другому.

На следующий день, белорусы получив расчет, поехали скупаться на местных барахолках.

 

Я же решил кардинально сменить имидж, ибо в моем деле, хороший понт реально дороже денег! Байке отвез меня к своему знакомому, который сотрудничал с расквартированными в то время в Бишкеке американскими солдатами. Он скупал у них за копейки амуницию и всякую армейскую лабуду, а потом перепродавал это перекупщикам. Так я попал на подпольный склад, под завязку забитый стибренным американским военным барахлом. Чего там только не было! Практически все, кроме оружия.

 

Мне предстояло проехать в два захода еще больше трех тысяч километров по дорогам Кыргызстана и Узбекистана, четыре раза пройти таможню, и честно говоря, выглядеть при общении с гайцами и таможенниками чуханом, больше не хотелось. К моему удивлению, я нашел на себя все что хотел и даже сапоги 46 размера! В итоге, выйдя из конторки, я был одет с иголочки как американский морпех, в камуфляж «буря в пустыне». К тому, что вы видите на фото, еще прилагались зимнее белье, носки, 3 майки, осенняя куртка и за все это, я отдал 200$!! В этом камуфляже, я почувствовал себя совсем другим человеком, и как Джим Кэрри из фильма «Маска», перевоплотился в крутого вояку, которому сам черт ни брат, этакий мастер спорта, полковник Чингачгук!

 

Пусть теперь попробуют с меня деньги вымогать, я им расскажу почем куры в Кабарде!

Два дня отдыха пролетели как один миг. Байке написал мне телефоны горячей линии МВД и ТАМОЖНИ, выписал имена их начальников.

 

Три Маза готовы идти в бой, баки заправлены, документы и страховки оформлены, стартуем!

Но сильно разогнаться мы не успели. Буквально на выезде из Бишкека, нас тормозят кыргызские гаишники. Посылаю водителя с документами. Через пару минут он возвращается, говорит, что гаишники требуют старшего.

Они хотят старшего, они его, млять получат! Одеваю маску полковника Чигачгука и уверенной походкой иду к автомобилю гаишников. Вижу, те в недоумении, кто это?

Подхожу, отдаю честь, рявкаю командным голосом:

 

-Полковник Белогуров, представиться по всей форме.

 

Старлей выскакивает из машины, козыряет, докладывает.

 

-Старший лейтенант Сатынбаев, надцатый батальон.

-Какова причина остановки подразделения?

-Просто проверка документов.

-Проверили? Вернуть документы. Передать по рации другим экипажам, кто будет чинить препятствия продвижению нашего подразделения, буду звонить лично министру такому-то, с ходатайством об увольнении провинившихся из органов. Как понял?

-Понял, товарищ полковник, есть передать по рации.

 

Забрал документы, иду к машине, а сам еле сдерживаюсь, чтобы не заржать! Отъехали от гайцов, я прям душу отвел. Вот что значит, наглость, второе счастье!

Далее, по мере приближения к предгорьям Тянь-Шаня, гаишников было все меньше и меньше, пару раз нас все-таки остановили, но «полковник Белогуров» всегда приходил вовремя на помощь и мы продолжали маршрут.

 

Дорога, как длинная черная змея, петляя поднималась в облака, вгрызаясь в гранитные спины гор. Вскоре показались снежные шапки и мы после двадцатипятиградусного тепла Бишкека, попали в настоящую зиму. Мотор натружено урчал, но при этом машины едва двигалась. Кислородное голодание ощущал не только я, но и горячее сердце МАЗа.

Несколько раз я видел далеко внизу покореженные остовы разбившихся грузовиков. Бедняги сорвались в пропасть, да так и остались в ней лежать ржавыми надгробиями братских могил. Я внимательно следил за дорогой, держа руку на ручке двери, чтобы в случае чего успеть выскочить из машины. Наверху стали попадаться обледенелые участки и наш МАЗ с разгруженной ведущей осью, пару раз сильно занесло в опасной близости от хлипкого отбойника. Неверное движение рулем и мы бы могли дополнить собой смертельную экспозицию этого высокогорного пантеона смерти. Но профессионализм Дмитрия оказался на высоте и с облегчением выдохнув, я снял свою руку с двери. Вот это я вам доложу адреналин! Какие к черту лыжи!

Наконец-то мы поднялись на первый перевал Ала-Бель (3391м). Дома на Кавказе, я с такой высоты спускаюсь на лыжах с Эльбруса. На площадке, я сделал пару фото на память и мы нырнули в длинный тоннель, который вывел нас на южную сторону хребта, где светило солнце и в помине не было снега. После перевала Тюя-Ашу (3200м), дорога серпантином заструилась вниз. По пути нам встречались только стада баранов и лошадей и ни одного гаишника. Кайф!

Вскоре пред нами открылась панорама Токтогульского водохранилища. Как хрустальное зеркало в рельефной оправе гор, оно отражало бездонной глубины небо, с игривыми барашками облаков.

Перекусив в местной кафешке токтогульской форелью и попив чая, мы отправились дальше, по ущелью реки Нарын.

В ущелье этой реки располагалась Токтогульская ГЭС, которая входит в Нарын-Сырдарьинский каскад. Монументальное наследие СССР, до сих пор делает Кыргызстан крупнейшим производителем электроэнергии в регионе.

Раздвигая мощными плечами огромные массивы скалистых гор, Нарын несет свои воды навстречу свое возлюбленной Карадарье, чтобы слившись с ней воедино, образовать длиннейшую реку средней Азии — Сырдарья.

Вырвавшись с Нарыном из горных теснин, мы распрощались с ним на границе с Узбекистаном и поехали вдоль нее в направлении города Ош.

Чуть более года назад, по улицам этого древнего города пронеслось кровавое цунами, унесшее более 2000 человеческих жизней, в основном этнических узбеков. Эти трагические события закрыли этот регион для туризма, и некогда оживленнейший торговый канал, резко обмелел. Мы были практически одни из первых иностранцев, которых занесло в эти края с тех пор. По причине закрытия границы Узбекистана для киргизов, местная таможня влачила жалкое существование. Судя по царящему на территории погран-перехода запустению у местных таможенников в холодильнике ни одна мышь повесилась.

После приемки документов, меня пригласили к начальнику поста. Неужели, опять?

Худосочный майор, моих лет, начал издалека. Как тут им всем тяжело, помощи из центра нет, работать не с кем, пассажиропоток стремиться к нулю.

Короче, Склифософский! Что конкретно хотите, спрашиваю.

 

-Шефскую помощь в размере 100 у.е с машины хотим.

 

Нет, ну это конечно гораздо меньше, чем с меня вымогали казахи, но с какого перепугу мне бороться за лавры матери Терезы, внося свой посильный вклад в фонд заработной платы таможни Кыргызстана. А что будет, если я откажусь от добровольно-принудительной помощи? Да ничего, говорит, мы расстроимся, но все равно вас пропустим.

 

Ладно, думаю, мне сюда еще партию МАЗов гнать, через Казахстан ведь дороги мне больше нет, зачем людей расстраивать. «Полковник Белогуров» вынимает сотку бакинских, и со словами, я бы мог конечно, сейчас такому-то позвонить и все вопросы с вами в раз решить, но мы все люди, шарик круглый, авось встретимся. Вот от души сотка, и я поехал. Майор подскочил, на радостях, чуть руку мне не оторвал, но бумажку американскую мгновенно спрятал. Дал команду, нам проштамповали документы и открыли дорогу в солнечный Узбекистан.

 

Узбекский погранпереход

УЗБЕКИСТАН

 

Приехав на границу с Узбекистана еще за светло, мы уперлись в закрытые ворота. Пропускать транспорт будут только завтра с утра. Ну что ж, снова спим в машинах. Но спать мне было некогда, так как у меня было секретное задание, которое нужно было выполнить любой ценой.

В то время, не знаю как сейчас, в Узбекистане разница между официальным курсом доллара и реальным доходила до 100%. Мне нужно было обменять крупную сумму баксов, чтобы заправить 3 машины для преодоления девятисот километров, оплатить пошлины, услугу таможенного сопровождения, есть, пить, жить, ездить на такси и на все это нужны были узбекские сумы. Поменять мои доллары по неофициальному (черному) курсу, значит вдвое уменьшить затраты на вышеназванные мероприятия. Но где их поменять, это отдельный вопрос. Черные менялы шифруются, потому что за эту деятельность в Узбекистане им дают реальные сроки, а у иностранцев конфискуют валюту. Но даже если ты и найдешь менялу на пункте пропуска, ты получишь гораздо меньше денег чем в Ташкенте, на границе всегда был грабительский курс. В моем случае, все сэкономленные на обмене деньги шли мне в карман, поэтому резон подъсуетиться у меня был серьезный.

 

Дима получил задание после получения от меня смс, выступить с определенной ролью и я начал операцию внедрения.

Зашел в местную чайхану, стал пить чай с самсой, нахваливая хозяина за вкусное угощение. Завязался разговор о том о сем. Хозяин-узбек жаловался на жизнь, отсутствие работы, гонения властей. Я поддерживал беседу как мог.

Вскоре зашел друг чайханщика, Дамир, который как раз и был менялой. Мы познакомились, продолжили разговор. Наконец, узбеки, распираемые любопытством, спросили, что за технику я везу и кто я такой.

Они уже себе мозги сломали пытаясь меня расшифровать. Американцев по форме они не встречали, поэтому происхождение моего камуфляжа определить не могли. Но они понимали, что такой прикид в военторге не купишь. Я увидел, что клиент созрел и послал Диме смс. Через минуту зашел Дима, вызвал меня на улицу и громким шепотом сказал

-Товарищ полковник, вас центр по спутнику вызывает.

Я махнул узбекам, мол через пять минут вернусь и ушел с Димой в машину.

Когда я вернулся сразу стало ясно, что они заглотили наживку. Мне вместо стула поставили кресло, заменили общаковые приборы на хозяйские, к самсе добавили фрукты, орешки, вообщем меня пытались расколоть мелкими подкатами.

Говорю им,

-Вижу вы люди порядочные, надежные.

Узбеки —

-Да, да, да мы такие.

-Все конечно вам рассказать не могу, но чтоб могила!

Узбеки в один голос,

-Да Валер-аке, никому, мы две могилы!

 

Вынимаю из кармана телефон и прячу его под подушку дивана, показывая пальцем в небо.

 

-Я работаю в одной службе, название которой вам сказать не могу, и сопровождаю спецмашины для правительства Узбекистана, показываю на МАЗы, на которые поставят какие-то секретные модули, какие даже я не знаю. Моя задача в случае внештатной ситуации дать сигнал и в течении часа нам на помощь прилетает вертолет, сами знаете какой страны и крошит всех в капусту.

 

Дальше я съезжаю с темы, с трудом сдерживаясь от смеха. Чайханщик предлагает по винцу с кальяном. А что, я всегда за! Накатили за знакомство, за русско-узбекскую дружбу, что б хрен стоял и деньги были, за детей, матерей, за понимание и тд.

Затем Дамир спрашивает, где я в армии служил?

И тут Остапа понесло. Добавив себе пятерку лет, я очутился в Афганистане, потом в Анголе, даже на Кубу залетел. Но на вопрос где конкретно и в каких войсках, ответ был, что это закрытая информация, чем я еще более подогревал интерес узбеков, заставляя их наливать нам еще и еще. Они наивно надеялись, что местное винишко развяжет мне язык. В итоге, после пятой бутылки вина, узбеки сонно клевали носами, а я посидев в одиночестве полчаса, пошел в машину спать. Но главная моя цель была достигнута, Дамир утром обменял мне 2000 долларов по ташкентском курсу, выдав мне магнитовский пакет доверху забитый узбекской "макулатурой", что сэкономило мне примерно 200 бакинских. Мелочь, а приятно, не все же мне на деньги попадать. Вдобавок от моих любопытных узбеков я узнал очень много интересного, но об этом в другом рассказе.

Утром таможня открылась, мы довольно быстро прошли все формальности и нас загнали в отстойник, дожидаться другие машины. Самостоятельное передвижение по Узбекистану было запрещено, только с сопровождающим сотрудником таможни. Главным плюсом этой системы, был полный игнор с нашей стороны местных гаишников, которые провожали нас всю дорогу голодными глазами полными слез! К обеду мы наконец дождались последние переходящие границу автомобили и выдвинулись в Ташкент. Увы, выполнить переход в Навои одним днем у нас не получалось.

И снова толстая нитка асфальта, струясь между выжженных безжалостным узбекским солнцем отрогов Тянь-Шаня, вела нас на запад, нанизывая на себя как бусы, узбекские города - Андижан, Шахрихан, Зафарабад, Ангрен, Ахангаран.

То и дело мы вставали в пробках, просачиваясь сквозь многочисленные стада черных курдючных баранов. Уже почти на закате, мы наконец-то доковыляли до Ташкента, где меня встречал мой старинный друг Курбан-аке.

Ему было 55 лет, он имел свою небольшую пекарню в махалле ТТЗ, а в свободное время подрабатывал извозом. Он был моими ногами, глазами, ушами и языком в Узбекистане.

Находил мне квартиры для постоя, договаривался с местными, менял валюту по самому выгодному черному курсу, покупал самые свежайшие узбекские продукты по нижайшим ценам, водил по самым лучшим местным кафешкам, организовывал культурную программу.

 

Вот и сегодня, встретив меня на окраине Ташкент, дождавшись пока я размещу своих парней на стоянке, он повез меня на съемную квартиру, расположенную, в ставшей мне уже родной, махалле Ташкентского Тракторного завода (ТТЗ).

Пока я наслаждался молотым шашлыком в моей любимой чайхане, он рассказывал мне новости своей семьи и наших общих знакомых, коих за 4 годы нашей дружбы у нас появилось предостаточно. Внезапно он прервался, сделал кому-то звонок и говорит.

 

-Надо закругляться. Тебе завтра рано вставать. Подъем в 5 утра.

-С чего это вдруг мне в такую рань подрываться? У меня в 8 выезд.

-Мы на свадьбу идем, в 5-30 утра надо быть на месте.

-Что за свадьба в 5 утра? Да мне и пойти не в чем!

-Там увидишь. Главное будь одет как сейчас в военную форму.

 

Думаю, свадьба, так свадьба. Я лично за любой кипиш, кроме голодовки.

Ровно в 5-30 мы подъехали к большому залу торжеств в центре Ташкента. Курбан-аке провел меня внутрь, сквозь толпу узбеков, на ходу раздавая всем саламчики! Я мгновенно стал звездой этого шоу. Единственный русский мужчина, на голову выше всех, в крутой военной форме, я стал центром внимания всех присутствующих гостей, а их было на мой взгляд человек 300 не меньше. Судя по направлению взглядов и шевелящимся губам, меня активно обсуждала все узбекская тусовка. Что они там себе напридумали, одному Аллаху было известно. Курбан-аке подвели меня к группе пожилых мужчин, ближайших родственников молодоженов. Поздоровался со всеми, представил меня как своего друга из Москвы.Ко мне потянулось множество рук.

 

-Яхшимисиз, хурмалти Валер-аке?  (Как поживаете, уважаемый Валерий?)

-Яхши, рахмат, хурматли!  (Хорошо, спасибо, уважаемый!)

Далее нас посадили во втором ряду и в ожидании начала торжества, я стал рассматривать окружающих меня людей. Я впервые оказался в самом эпицентре узбекского бомонда. Курбан-аке сказал, что это один из самых лучших банкетных залов Ташкента, и на встрече будет главный мулла города, а это по местным понятиям очень круто.

Музыканты играли узбекские мелодии, люди не спеша рассаживались по местам. Вскоре молодые узбеки выстроились в цепочку и стали передавать на столы ляганы (большие тарелки) с пловом. Зал возбужденно гудел в предвкушении долгожданного свадебного угощения. Вскоре, микрофон взял мулла и в зале воцарилась гробовая тишина.

Он около пяти минут что-то говорил по узбекски собравшимся людям, потом провел ладонями по лицу и все стали есть.

Плов как и ожидалось был отменный. Мы с Курбан-аке ели с одного блюда и честно говоря порция была огромной, я наелся до отвала. Кроме плова были еще сладости, орешки, фрукты, но алкоголя за столом не наблюдалось. По традиции он появится на основном мероприятии, на которое я уже не попаду. Застолье быстро закончилось, гости стали выходить на улицу. На выходе мы попрощались с гостеприимными хозяевами, сердечно поблагодарив их за вкусное угощение.

 

Появившись к началу восьмого на стоянке, я разбудил водителей и после легкого завтрака, моя команда была готова к выезду. На этот раз нас объединили с караваном из 30 китайских самосвалов Хово. Вереница «китайцев» двигалась очень медленно, потому что две машины сломались в дороге и их тащили на жесткой сцепке, с максимальной скоростью 60 км/ч.

В итоге, по отличной трассе бы тащились как черепахи и оказались в Навои, только к вечеру.

 

Но самое главное, что полдела я сделал. Утром следующего дня, три МАЗа были сданы покупателю под роспись и я с моими парнями сев в такси, выдвинулся в Ош. Теперь мне предстояло довести вторую партию машин по уже проторенной дорожке. В Оше мы пересели на кыргызское такси и через двадцать часов я был снова в Бишкеке, отмотав по горным серпантинам очередных 1500 км.

Честно говоря, я был уже на пределе своих морально волевых. Тысячи километры дорог крутились в бешеном калейдоскопе, лица таможенников, гаишников, чайханщиков, обменщиков слились в одну черную массу. Мне предстоял последний рывок через два кыргызских перевала и на этом моя невыполнимая миссия считалась выполненной!

 

Наш старт с утра был смещен к обеду, потому что мы долго не могли найти в Бишкеке нужные нам цепи противоскольжения. Без них соваться на перевал  Ала-Бель, было равносильно самоубийству. Снег на вершине лежал уже плотным слоем и нам чтобы подняться на этот перевал, нужно было или нагрузить ведущую ось хотя бы двумя-тремя тоннами груза или одеть цепи. Второй вариант был гораздо дешевле. Но как показала практика, без нагрузки на ось, даже цепи не давали нужного эффекта. Колеса буксовали, МАЗы еле-еле поднимались в гору. Я уже хотел возвращаться за грузом, но развернуться на серпантине было невозможно. Поэтому нам оставалось только идти вперед. Проелозив вместо одного часа, больше двух, спалив сотни литров соляры, мы наконец-то поднялись на перевал Ала-Бель!

 

Ребята, скажу честно, я был весь мокрый от напряжения и страха за наши жизни! Еще бы немного и мы бы или там застряли на очень долгое время или сорвались вниз, но мне как всегда фартило. Удача не оставляла меня ни на миг!

Дальше дорога не предвещала неприятностей, снега на ней не было, и мы чтобы наверстать упущенное время немного притопили.

И вот несемся мы по ущелью вниз, по абсолютно прямой дороге, примерно под 80 км. Как вдруг раздается мощный хлопок и моя машина начинает вилять и уходит в занос. Дима вцепившись в руль пытается выравнять курс, в какой-то момент МАЗ цепляет бампером за бетонный блок отбойника, который отделяет нас от 50 метрового обрыва! Но Димон уводит его от пропасти и плавно останавливает на обочине трассы!

 

Что это было??!!Сердце чуть не выскочило из груди! Мы чудом не улетели в вечность!

 

Я выпрыгиваю из кабины и вижу полностью спущенное левое переднее колесо. Этого не может быть! Камеры в таких шинах не взрываются! Но потом я вспомнил, что это была именно та машина, у которой в Казахстане пропал холостой ход и на которой сильно перегрелись тормоза. От высокой температуры камера потеряла прочность и взорвись она часом раньше, наш с Димой экипаж навсегда бы получил кыргызскую прописку посмертно!

 

Да и в этой ситуации, мы отделались легким испугом и несколькими царапинами на клыке бампера, которые я позже просто закрасил черной краской. Чтобы не искушать судьбу, мы поменяли и правое ведущее колесо на целое со второго моста. Убив на эти «танцы с бубнами» еще два часа, мы окончательно выбились из графика и пришли на границу глубокой ночью, уставшие настолько, что вырубились в машине даже не поужинав!

 

Оставшиеся 900 километров мы, к нашему счастью проехали без приключений за два захода, один день ушел на оформление и сдачу машин покупателю. И вот наконец 21 октября, после 28 дней пути, я вернулся в Ташкент.

 

С моей души упал камень величиной с Эверест! Я настолько устал и морально и физически, за эти 9000 километров пути, что все чего мне хотелось, это мощно нахреначиться водяры и пару дней поспать, забыв обо всех этих чертовых перегонах.

Сказано-сделано. Мы с Курбан-аке заезжаем на ташкентский базар покупаем мяса, овощей и водки, берем его кентуху и мчимся на Чарвак, обмывать окончание самой невыполнимой миссии, которая у меня когда либо была!

Я снял домик на турбазе и мои узбекские друзья накрыли мне шикарный узбекский дастархан. Мы два дня ели плов, печень с картошкой и пили водку, забыв обо всех проблемах на свете.

Спустя прошедшие годы, вспоминая это мега-приключение, не могу не отдать должное профессионализму моих белорусских коллег. Я собрал самую лучшую команду в мире и горжусь, что работал с ними! Удачи им всем в их тяжелейшей и опаснейшей работе!

Как сказал при прощании со мной Дима, он не знает никого, кто бы организовал и провел перегон такой сложности на таком высочайшем уровне, как это сделал я. И поверьте, такие слова дорого стоят!

 

Возьмусь ли я еще когда-нибудь за такую работу? Только если это будет перегон минимум через 6 стран и не короче 10000 километров.

 

Будут предложения, обращайтесь!