Как я военкома «спустил» с небес на землю

 

Подавляющее количество наших мужчин в свое время служило в Советской или Российской армии. Сия же почетная обязанность меня увы, или к счастью, миновала. Смотря как посмотреть. Но какой ценой мне это удалось, это тема для целого рассказа.

Краткое содержание предыдущих серий. Итак, на дворе 1994 год, я выпускник пятигорского фарминстутута, за неделю до призыва в наши доблестные ВС, во время своего выпускного вечера весело ломаю себе обе ноги в хлам! (Рассказ об этом здесь.)

Далее гипс, два месяца постельного режима, моя победа во всероссийском конкурсе «Пикник для Двоих», неделя в Сочи, в лучшем отеле Черного моря, (Это не рассказ, это целый эротический триллер! И он здесь..)

И вот в первых числах декабря, как гром среди ясного неба, я получаю повестку из моего «горячо любимого» военкомата, с требованием явиться с вещами для прохождения военной службы.

 

На тот момент моя левая нога заживать не собиралась, от слова «совсем», периодически давая мне болевых «люлей» по первое число. Практически до первых морозов я ходил в тапочках, ибо в ботинки, из-за своей отечности, она влазить категорически отказывалась. Сухим медицинским языком это звучало как «травматический артрозо-артрит охренеть какой степени». Но раз Партия сказало надо, комсомол ответил — фиг вам, а не моя служба в армии! Беру справку из больницы, рентгеновские снимки и в назначенное время являюсь в военкомат.

gallery/20190722_132142

Честно говоря, дружба с местным военкомом, полковником Ястребцевым, у нас сразу не заладилась. В школе я мечтал попасть в Афган, для этого занимался рукопашным боем, был самым сильным в школе, стрельбой, при этом дострелялся до чемпиона города, но не сложилось. Зимой 1989 наши ушли из ДРА и мое желание служить ушло вместе с ними. А тут еще друзья соблазнили поступать в пятигорский фарм. Но у военкома на меня были другие планы. До моего поступления в институт, он мне пророчил трехлетние каникулы на атомной подлодке Северного флота, но к моему счастью, «Нострадамус» из него был хреновый и его пророчества не сбылись. Теперь же максимум что он мог мне организовать, это год службы в войсковой санчасти.

 

В другой ситуации, я был бы только за! Все старшие друзья по фарму отслужили как у «бога за пазухой», в санчастях, с медсестрами под боком, и самое главное с неиссякаемыми запасами С2Н5ОН, именуемым в народе СПИРТ! Но куда мне с больной ногой в кирзовых сапогах 48 размера по плацу гарцевать? Да я в них и влезть-то не смогу, а служба в тапочках у нас уставом не предусмотрена!

gallery/20190722_132211

Но не смотря на мою, вроде бы железную аргументацию, подтвержденную справкой из больницы, полкан рекомендует сходить с ней по большому в туалет, и дает распоряжение признать меня годным к строевой службе, со всеми вытекающими последствиями.

Охреневший от военкомовского беспредела, я как был, по гражданке, заросший как хиппи, вместе с тридцатью призывниками еду в ставропольский крайвоенкомат, с последней надеждой на справедливость, ибо если она есть, то в армии мне не служить! Ну а если нет, то мама дорогая, что меня там покалеченного ждет!

Прохожу медкомиссию, захожу к хирургу, выкладываю ему на обозрение распухшую ногу и ворох снимков со справкой. Врач смотрит на ногу, на снимки, на справку и удивленно спрашивает:

 

-Ты что у нас забыл, сынок? Тебе лечится надо! Вот и справка у тебя соответствующая имеется.

-Да я полностью с вами согласен, но у нашего военкома, на мнение врачей другой взгляд. Сказал, что мне просто необходимо служить. Без меня в армии никак!

-Ладно, пойдем со мной.

 

Мы проходим с ним в кабинет, где заседает главная военно-медицинская комиссия во главе со старым седым полковником медслужбы, хирург кладет перед ним мои документы, в трех словах обрисовывает ситуацию, дает свое заключению о моей негодности к службе.

Полковник внимательно изучает бумаги, потом смотря поверх очков на меня строго спрашивает:

 

-Фарминститут говоришь закончил?

-Есть такое дело, товарищ полковник!

-Служить не хочешь?

-Если тапочки носить разрешат, послужим, товарищ полковник!

-Понятно все с тобой! Иди лечись, мы как-нибудь без тебя разберемся! Свободен!

 

Что-то пишет на бумаге и передает мне заключение о моем списании.

ФУХХ! Огромный камень упал с моего сердца, хорошо не на больную ногу! Слава Богу все закончилось! Есть все-таки в мире справедливость!

Но как показали дальнейшие события, это было только начало моих приключений с армией.

А пока мы с двумя другими комиссованными счастливчиками идем в автобус, который нас привез в Ставрополь и в ожидании пока сопровождающий нас майор сдаст под роспись свой живой «товар», начинаем праздновать свое списание на гражданку. Врать не буду, желания служить у меня не было. Мне было уже почти 24 года, я пять лет проучился в институте, где из 3000 студентов, было всего 300 парней! Да и в добавок я был там непревзойденный «король вечеринок» и «звезда дискотек». А мою гитару до сих помнит весь фарм! А тут армия!

Взяли мы с парнями пару шкаликов, закуски и сидим трындим в конце автобуса, празднуем свободу. На улице дубак, снег метет, ветер. Ну как водится, после первой бутылки захотелось закурить. Попросил водилу открыть дверь, встал на последнюю ступеньку, быстренько думаю курну и снова в тепло. Водила мне кричит, хорош курить, заходи в автобус. Сейчас, говорю, пару тяг сделаю и захожу. Делаю последний самый сладкий затяг и тут мне в спину, между лопаток, прилетает мощный удар ноги и я с бычком в зубах, рыбкой ныряю в грязный придорожный сугроб! Что это было?!

Вылазию из сугроба, отплевываясь грязным придорожным снегом в перемежку с раздавленным табаком.

 

-Дяденька-водитель прости меня, я больше так не буду! Хочешь я тебе автобус вымою, только не бей меня больше!

 

Интересно, этот старый штопаный «изделие №2» хотел услышать именно такие слова от двухметрового стодесятикилограммового мужика, заряжая ему ногой в спину?!

Индикатор гнева зловеще моргает красным! Руки сжимаются в кулаки. Никто и никогда не уходил от моего возмездия! И ты, сука, не уйдешь!

Водятел понимая, что за ним идет сама смерть, закрывает входную дверь. Но это разве преграда для пылающего праведным гневом мстителя, в котором весело плещется полбутылки беленькой!? Дверь легко выдирается и со словами - «Станция конечная, вылезай-ка на хрен, дружок», я захожу в салон автобуса.

Дальше начинается полный дурдом. 50-летний мужик вместо того чтобы извиниться за свой подлый удар в спину, хватает монтировку и со всего маху бьет меня ею по голове. Нет, я многое что в жизни видел, но чтобы на ровном месте, абсолютно без повода, меня собирался убить пожилой русский мужик за просто так?! Такого со мной еще не было! Его монтировка резко познакомилась с моей левой рукой, прикрывающей голову. Больно, млять!

Алаверды! Кулак моей правой руки в ответ знакомится с его носом.

-Хрусть, ответил нос и съехал на бок в глубоком реверансе. Я схватил водятла за шкварник и вытащив его из автобуса, воткнул его в ту же лунку, в которой только что по его инициативе тусовался сам! Жри снег, тварь! Не нравится? Мне тоже не нравилось, но я по твоей милости его наелся столько, что теперь и водку закусывать не надо. Диета № 6 из грязного снега и грязи, в перемешку с маслом и снежными реагентами, водителю была явно не по душе, но шансов вырваться у него не было. Если бы не двое моих коллег по списанию в запас, дедку бы пришлось посидеть на этой диете еще минут тридцать, до полного психического выздоровления! Но парни схватив за руки оттащили меня от него, дав ему возможность с криком «Помогите, убивают!», убежать куда-то в темноту!

Покурив и успокоившись я вернулся в автобус, где мы продолжили «банкет». Само собой, крики вопиющего в пустыне были услышаны нашим майором. И минут через 15, он стал громко стучать в дверь автобуса приказывая себя впустить. Влетев в салон автобуса, он забился в истерике:

 

-Ты что себе позволяешь, Белогуров? Ты на каком основании водителя избил и снег его есть заставлял? В тюрьму захотел?

-Остынь, майор! По твоему я сам себя в спину ногой ударил и монтировкой руку сам себе чуть не сломал? У меня два свидетеля имеется, что он первый начал драку с применением холодного оружия. Так что это ему реальный срок светит, а не мне.

 

Мои коллеги дружно подтвердили мои слова, оставив майора в немом недоумении, что ему делать с водилой, который категорически отказывался ехать домой, пока я нахожусь в автобусе!

Вот интересно, чем руководствовался этот 3,14дарас, развязывая эту войну? Где у человека совесть была в момент, когда он начинал врать в три короба, пытаясь себя обелить?

И как такие гниды еще по земле ходят?

 

-Не хочет везти, говоришь? Не вопрос, майор! Давай мне деньги на такси и я поехал сам.

 

Перспектива попасть на хорошие деньги майору не понравилась и после долгих переговоров, водятел с перекошенным клювом завел свой Икарус и мы отправились домой, допивая шнапс и дымя на весь салон.

На следующий день, весь такой на позитиве иду в злополучный военкомат, отдаю в начальнику второго отделения заключение краевой врачебной комиссии и прошу выдать мне на прощанье военный билет. Тот берет бумагу, куда-то уходит. Вернувшись через пару минут говорит:

 

-Вас хочет видеть военком, пройдите к нему пожалуйста.

 

Ну вот, сейчас начнется ветер с камнями! Представляю как расстроился полкан, узнав о моем списании, а еще ему наверное о невинно накормленном снегом водителе рассказали во всех красках. Захожу в кабинет.

Ястребцев поднимая голову от документов, резко меняется в лице.

 

-Ну что, Белогуров, думал купил краевую комиссию и прощай армия?! У меня такое не прокатит, можешь эту писульку в задницу себе засунуть! Завтра же уходишь служить, распишись в получении повестки!

gallery/20190722_132109

Маразм крепчал и танки наши быстры! Такого кордебалета я явно не ожидал. Мне говорит о подкупе человек, который по агентурным данным берет от 5000$ за отмаз от службы. Забегая вперед скажу, что за два моих призывных дня, из 60 с лишним призывников не было НИ ОДНОГО нацмена, коих в Предгорном районе проживает большинство. Одни русаки из бедных станиц и деревень! Остальные, что, резко ослепли и заэнурезили?

Спорить со съехавшим с катушек военкомом, все равно что мочиться против ветра. Расписываюсь и беру повестку. В армию, значит в армию! Посмотрим кто кого?!

На следующий день все повторилось как в день сурка. Лживая медицинская комиссия снова признала меня годным к строевой службе и вот я снова в Ставрополе, минуя всех врачей, прямиком иду в центральную военно-медицинскую комиссию.

 

-Здравствуйте, это снова я.

 

Старый полковник аж очки снял от удивления.

 

-Боец, мы же тебя списали, чего тебе дома не сидится то?

-Мне то сидится, но наш военком считает, что я вас всех здесь купил, особенно вас, товарищ полковник и предложил мне засунуть вашу писульку себе в анус. Я, конечно, это делать отказался, поэтому я снова здесь!

 

Старый полковник от удивления на пару секунд подзавис.

 

-Что прям так и сказал?

-Слово в слово, товарищ полковник, главное в анус, говорит, поглубже засунь, вот там этой бумаженке самое место!

 

Ну вы помните классику: «А еще они называл тебя земляным червяком, да, да земляным червяком!»

Полковник молча встал из-за стола и вышел в примыкающую к кабинету дверь.

Через минуту сквозь стену мы все услышали

 

-Ястребцев! Ты что там в конец ох..л?! Тебе бумага с моей подписью уже не авторитет? Что? Молчать! Завтра же на ковер к крайвоенкому, я тебя научу соблюдать субординацию. Отбой!

 

Выйдя в кабинет, он тихо сел за стол, и сказал:

 

-Ступай боец, мы твои документы сами в райвоенкомат передадим. Через неделю придешь за военным билетом. Лечись, давай!

 

По выходу из кабинета, по моей мимике и жестам, толпа призывников поняла, что я только что вступил в феерическую половую связь с каким-то очень злым половым партнером, которого я смог жестко удовлетворить не смотря на его ожесточенное сопротивление!

Я бы многое отдал, чтобы увидеть лицо военкома во время разговора с председателем комиссии! О его выражении лица остается только догадываться.

Через пару недель, я зашел в военкомат за военным билетом. Сотрудник второго отделения направил меня к председателю моего фанклуба, как вы уже наверное догадались, полковнику Ястребцеву.

В этот раз он молча пописал мой билет. После этого, он швырнув мне его через весь стол. Военник пролетев всю плоскость длинного стола, плюхнулся на пол. Посмотрев не него пару секунд, я со словами : «Так и напишем, кидает документы с государственной символикой на пол», повернулся и пошел на выход.

 

-Стой, Белогуров.

 

Военком вскочил и обойдя стол, подняв военник, вручил мне его в руки.

Я молча взял заветную красную книжицу, пристально посмотрел ему в глаза и победив в этой битве взглядов, удовлетворенно хмыкнув, вышел вон, громко хлопнув дверью!

 

Прошло уже 25 лет с той «сталинградской битвы» между мной и сбрендившим военкомом. Не знаю, жив ли еще тот старый вымогатель, но каждый раз, когда моя левая нога напоминает мне болью о своем существовании, я вспоминаю упоротого полкана и судя по всему, икать ему предстоит все чаще и чаще!