Кислые источники Дамхурца — секретная заначка Кавказа.

В июле 2006 года, я на две недели попал в заповедный уголок Кавказа, именуемый Дамхурц.

Мало кто из кавказских жителей слышал об этом месте, не говоря уже про остальных россиян. Что же в нем такого замечательного, что выделяет его из остальных ущелий Северного Кавказа?

Это ущелье названо в честь протекающей в нем реки Дамхурц, самой чистой в Европе, которая впадает в реку Большая Лаба, крупнейший приток Кубани. Оно мало заселено и в нем нет никакой сотовой связи. Здесь настоящий затерянный мир!

 

Часть 1. Лагерь ПГЛУ

Самое главное, что привлекало меня в Дамхурце, это лагерь Пятигорского государственного лингвистического университета (ПГЛУ). Для меня это была возможность перенестись на виртуальной машине времени назад в свое студенческое прошлое, снова вспомнить восхождения в горы, сбор грибов и конечно песни под гитару у костра.

Купив в студпрофкоме путевку на 2 недели, я первым делом озадачился переброской в лагерь с продовольственным обозом своего «железного коня», горного велосипеда GT AVALANGE, с помощью которого я собирался объехать ущелье Дамхурца вдоль и поперек.

Итак, ранее июльское утро, я 35-летний продвинутый турист, подъехал к месту сбора перед зданием ПГЛУ. Передо мной стояла сотня молодых студентов с провожающими их родителями и друзьями. Почти также семнадцать лет назад, я уезжал в свой первый студотряд, с песнями Цоя, хрипящими из старой кассетной Романтики, гитарой, бережно спрятанной в холщовый чехол и блоком сигарет «Ростов».

-И если есть в кармане пачка сигарет, значит все не так уж плохо на сегодняшний день...

Дали команду «По машинам!» и все эта галдящая, возбужденная толпа, расцеловав и переобняв своих близких, растеклась по четырем Пазикам.

Я был явно чужой среди этой большой студенческой банды, но это ненадолго. Скоро они все узнают, что студент это не фамилия в зачетке, а состояние души!

Шесть часов дороги и мы наконец в заветном студенческом раю.

Лагерь, перешел инязу в 1967 году. Ранее в нем жили лесозаготовители. Соответственно вся его инфраструктура была минимизирована до крайности, так сказать на грани выживания. Туалет эМЖо типа сортир, летний душ и бараки сороковых годов постройки, вот что составляло номерной фонд моего нового пристанища

Единственно что было относительно новым, это бревенчатая баня, расположенная на берегу речки Дамхурц, возле запруды, в которой два раза в неделю в мужской день, мы парились с дубовыми вениками, после прыгая распаренными в ледяную воду Дамхурца. УФФФ!!! Красотища!

Ну а женский день, это был просто отрыв башки. Молодые русалки, выбегали из парной и с визгом, под хохот мужской аудитории зрителей, плюхались в купель.

Мой барак, был наверное самым «убитым» из всех, но зато нас было в нем всего трое, я, аспирант Дима и мышь, которая явно была недовольна своими шумными соседями. Выбрав кровать с наименее продавленной сеткой, я разложил свой нехитрый скарб на полочках трехногой тумбочки и развалившись на своем новом месте, счастливо зажмурился от предвкушения завтрашнего произведенного мной фурора!

Вечером забирая у завхоза лагеря свой байк, я спросил его о самых крутых местах Дамхурца. Михалыч немного подумал и говорит,

-Есть тут километрах в двадцати от нас, на границе с Абхазией, «Кислые источники», но ты до них все равно не доедешь, туда только крутые джипы и Уралы доезжают.

-Это я то не доеду? Михалыч, ты меня явно недооцениваешь!

-А что понтоваться по пустому, если доедешь, будешь первым кто попал туда своим ходом. Но честно говоря, шансов у тебя мало.

Нарисовав мне на салфетке примерную схему проезда, завхоз пожелал мне удачи в моей невыполнимой миссии.

Вечером я тщательно подготовился к поездке и настроившись на позитив, лег спать.

Утром, нарядившись в свою велоэкипировку, сделав круг почета на своём GT по территории лагеря под восхищенные студенческие взгляды, я выехал на встречу с «Кислыми источниками».

Первые 10 километров шли по укатанному лесовозами лесному хайвэю. Я понимал, что не про этот участок пути мне рассказывал страшилки Михалыч. Вскоре показалась деревенька под названием Пхия, после которой и начинался велосипедный АД! Дорога уперлась в русло Большой Лабы и резко оборвалась. Ранее через реку был мост, но после сильного паводка его смыло, а строить новый, власти посчитали нецелесообразным. Чтобы ехать дальше, мне нужно было сначала форсировать реку, но парни, это было легче сказать, чем сделать!

Перейти быструю горную реку, шириной около пятнадцати метров, по скользким камням, в ледяной воде доходящей местами до пояса, с тяжелым горным велосипедом на плечах, это я вам скажу нихрена не легкая задача! Скажу больше, это 3,14здец как сложно! Особенно учитывая тот факт, что в случае моего падения, мой байк, ценой в штуку баксов, весело уплывал в Черное море! Но я ее все равно перешел, на полусогнутых, из последних сил, но перешел!

Выжав шорты и вылив из кроссовок воду, я поймал себя на мысли, что тучи над моей миссией стремительно сгущаются. Я еще не прошел и половину пути, а уже замерз, устал и деморализован! Но представив ухмыляющееся лицо Михалыча, со словами «Я же говорил, что ты не пройдешь», я поднял байк и покрутил педали вперед по дороге в самое пекло велосипедного ада!

Но дорогой это назвать было нельзя. За Большой Лабой начинался полный армагидец! Сквозь реликтовый лес текла речка Санчаро, по руслу которой и осуществлялось передвижение транспортных средств повышенной проходимости.

Ледяная вода, температурой 3 градуса, будучи еще 10 километров назад тающим снегом, обжигала ступни ног, которые крутя педали, каждый раз погружались в нее по щиколотки. Они постепенно синели, теряли чувствительность, пальцы начинали сводить судороги! Ехать по обочине, из-за отсутствия оной, тоже было невозможно. Лес с непроходимыми зарослями стоял вплотную к руслу речки, делая из неё тоннель. Примерно каждые 10 минут я останавливался, снимал обувь и сильно массировал ступни, пытаясь разогнать кровь и распрямить скрученные пальцы! Вдобавок езда по мокрым камням привела к серьезному падению и небольшой травме.

Да, тут уже явно не до понтов! Я серьезно задумался, нужна ли мне такая победа над собой, ценой потери здоровья! И тут я увидел то, что на 180 градусов поменяло мой курс. В паре метров от меня, в мягкой грязи, я увидел отчетливые отпечатки лап медведя. Сколько им времени сказать было трудно, но сам факт того, что тут недавно проходил топтыгин, мгновенно склонило чашу весов к возвращению на базу. Проскочив ранее пройденные километры на одном дыхании, я снова «нырнул» в Лабу и только на противоположном берегу остановился перевести дух.

Да, миссия была провалена, но впереди меня ждало еще столько разных приключений, что расстраиваться из-за такого пустяка не было оснований. Забегая вперед скажу, что позже судьба даст мне еще один шанс бросить вызов дороге на Кислые источники и в тот раз все будет по-другому.

А пока, я уныло ехал в лагерь, представляя себе довольную ухмылку Михалыча!

 

Часть 2. Спортивно-развлекательная

По возвращению в лагерь, я стал центром всеобщего внимания, так как за всю его историю был первым велотуристом. Ко мне подходили знакомиться ребята, кто-то просил прокатиться на моем байке, но всех интересовало лишь одно, кто я и как оказался в студенческом лагере. Я напустив тумана, как мог съезжал с темы, стараясь не афишировать свою жизнь, здесь я был простым туристом и никакие другие регалии мне были не нужны.

Самое интересное началось позже. В лагере было три площадки — футбольная, волейбольная и баскетбольная, а так же навес для малого тенниса. На них кипела спортивная жизнь и мне было очень интересно освежить свои спортивные навыки, которые за 12 лет после окончания мной Пятигорского фарминститута, изрядно поблекли. Сконцентрировавшись на баскетболе и теннисе, я стал потихоньку вспоминать забытое мастерство и вот уже трехочковые броски стали снова заходить как к себе домой, а резанные топ-спины все чаще заставляли соперников бежать за шариком.

Кульминацией моей спортивной карьеры, было участие в открытом чемпионате лагеря ПГЛУ по малому теннису. Ребята ездили в лагерь уже по несколько раз, и у них сложился определенный командный костяк, в котором верховодил молодой аспирант одной из кафедр универа, по имени Эрик. Он был многократным чемпионом Дамхурца по малому теннису и все заранее прочили ему победу. Но в турнире участвовала одна «темная лошадка», которая была с этим в корне не согласна. На вершине своей спортивной карьеры, двадцать лет назад, я играл гораздо лучше чем сейчас, да и ракетка у меня тогда была не из разряда «фуфло за рубль двадцать». Но не смотря на это, после серии напряженных матчей, именно я вышел с Эриком в финал.

И вот представьте себе картину, все студенты собрались чтобы поболеть за своего чемпиона, трибуны ревут - «ЭРИК-ЭРИК»!! Игра идет до двух побед, счет один-один!

Накал страстей как на каком-нибудь Уимблдоне, призовой фонд — миллион поцелуев от очаровательных болельщиц!

И вот третья, решающая партия доходит до «больше-меньше», напряжение просто висит в воздухе, Эрик выходит на «больше», а потом вешает мне «соплю», которую я в падении увы, не смог взять! И все! Фиаско! Я проигрываю самый главный турнир в своей спортивной жизни с разницей в два очка! Эрик ликует, это и понятно, давно он так не потел как в этот раз! Его все начинают обнимать и целовать, как будто это был как минимум чемпионат мира!

Черт возьми, я бы много отдал чтобы оказаться на его месте, но не из-за того радиоприемника, который он получил в качестве главного приза, а из-за тех восхищенных взглядов и поцелуев, подаренных ему юными болельщицами.

Китайский фонарик, полученный за второе место, до сих пор хранится мной, как самый главный спортивный трофей!

 

Но я все-таки отыгрался, правда в другой дисциплине, но моя победа с лихвой затмила моё поражение в теннисном турнире.

Вечером, после Дамхурц-теннис-оупэн, был организован банкет в честь победителя. У ребят было несколько канистр пищевого спирта, который разбавленный ледяной горной водой из Дамхурца, превратился в лучшую водку в мире, с которой Абсолют рядом не стоял. Народ принес консервы, соления, я тоже отметился двумя банками тушенки. Запалив большой костёр, благо бурелома в соседнем лесу было завались, парни достали две гитары и вечеринка началась. С каждым поднятым тостом, мои пальцы чесались все больше и больше, желая вгрызться в звенящие нервы шестиструнной подруги.

Почти двадцать лет назад я закончил музыкальную школу по классу гитары и очень любил этот инструмент и даже сейчас, по прошествии более тридцати лет, я продолжаю на нем играть. А тогда, слушая бренчание дворовых самоучек на расстроенных гитарах, мои уши были готовы свернуться в трубочку, но я мужественно ждал, когда солисты возьмут тайм-аут, чтобы как бы невзначай взять инструмент и выдать такое, чтобы все офигели!

В институте, можете спросить любого моего однокурсника, я был король вечеринок, выдавая на гитаре любые песни из Кино, Наутилуса, Чайфа, Аквариума, ДДТ, а так же пел собственные песни, которые были не меньшими хитами, чем хиты мэтров! Как пример, представляю вам свою песню 1990 года, сыгранную с моими друзьями из группы "Старые песни"  экспромтом, без единой репетиции.

И вот наконец, парни подустав, отправились «попудрить носик». Мне великодушно разрешили взять одну из гитар, при условии, что я ее не сломаю!!!

Подстроив инструмент до идеала, пробежавшись жадными пальцами по грифу, я, слившись с ним в единое целое, начал свой концерт. Сначала спел блюз, потом рок-н-ролл, вернувшиеся с перекура звезды местного шоубиза, тихо стояли офигевшие в отдалении, перешептываясь между собой. Класс моего владения инструментом, даже несмотря на долгие годы моего творческого простоя, был на голову выше чем у них, и они как никто это понимали. Увидев их, я попытался возвратить инструмент его хозяину, но тот отказался его брать, предлагая мне продолжать выступление. Выдав еще пяток всенародно любимых хитов, под пьяный бэк-вокал захмелевших девчонок, я предложил парням сыграть дуэт на двух гитарах, что растопило лед образовавшийся между нами и сделало вечеринку особенно яркой. Казалось сами горы подпевали нам хором

-Это все, что останется после меня, это все, что возьму я с собой!

Став в одночасье звездой местной бард-тусовки, я практически каждый вечер приглашался на гитарную вечеринку у костра, где исполнял, особо не выпендриваясь с аранжировками, все новые и новые старые песни.

Машина времени сработала, я действительно словно окунулся в свою бесшабашную юность, но наступило утро и безжалостное зеркало вернуло меня в суровую реальность взрослой жизни.

 

Часть 3. Грибниково-рыболовная

Честно говоря, если бы не питание, я был бы в Дамхурце просто запредельно счастлив. Но столовка была самым слабым звеном этого проекта. На кухне работали студенты кулинарного техникума и судя по выдаваемым ими шедеврам, отличники в нашу смену не попали. Но как говорили классики, спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Хочешь жрать, умей вертеться!

И поэтому все население нашего лагеря, а это более сотни человек, каждое утро выходило на грибную охоту, в следствие чего в радиусе 5 километров, грибы скашивались под корень даже в самом зачаточном состоянии. Вырасти им просто физически не давали.

И только я каждый день жарил себе на кухне то белые грибы с картошкой, то подберезовики с мясом, то лисички в сметане. Секрет моих кулинарных побед был прост. Два колеса моего неутомимого байка, увозили меня за десятки километров от лагеря в заповедные дали ущелий рек Закан, Макан и Загидан, где я в полном одиночестве собирал самые грибные центрА. Естественно съесть все собранное я физически не мог и поэтому с радостью делился дарами кавказской природы со своей студенческой тусовкой.

 

Но кроме грибов, Дамхурц славится своей речной форелью. Специально для ловли этого рыбного деликатеса, я по совету интернета накупил всяких воблеров, блесен и прочей фигни. Но как я не корячился, ползая по отвесному берегу Большой Лабы, никаких поклевок на мои прибамбасы не было, и в итоге позацепляв их за коряги, я оставил все снасти форели, на память о нашей не состоявшейся встрече. Немного приуныв, я уже практически отчаялся отведать эту неуловимую рыбешку, когда судьба свела меня с местным жителем, дядей Колей, у которого в то время гостил шурин Геннадий, на протяжении 25 лет приезжающий к нему летом в отпуск для ловли форели и сбора грибов. Вот кто мне был нужен!

Рыболовный гуру, провел со мной мастер-класс по ловле этого хитрого хищника, в результате которого, в первый же день я поймал три приличных форельки, правда Геннадий поймал их штук 20! Главный секрет ловли форели на Большой Лабе, заключался в выборе приманки. Не какой-то там заморской искусственной, а своей местной, натуральной. Под камнями реки, живет рачок, которого местные называют рАкушка, насобирав его половину спичечного коробка и соблюдая правила ловли, можно быть уверенным, что без улова ты не останешься. Единственный минус, при сборе рАкушки, надо долго стоять в ледяной воде в позе краба, переворачивая один камень за другим. Геннадий то был в бахилах, а мои ноги снова чуть не отмерзли, только теперь по самые колени! Таки и артрит заработать не долго!

 

Форельная рыбалка на Б.Лабе

Но чудеса случаются! В бездонной черной дыре сарая дяди Коли, нашлись почти новые бахилы 46 размера! Я своим глазам не поверил когда их увидел, и своим ногам, когда их надел! Тютелька в тютельку! Жаль, что это находка случилась буквально за 4 дня до конца смены, но она внесла свой весомый вклад в продолжение моей истории достижения легендарных Кислых источников.

Но тем не менее, форели я наловил изрядно!

А теперь представьте себе активность слюноотделения студентов, жующих в столовой макароны с хлебными котлетами, когда я в то же время, жарю на сковородке форель с грибами!?! При этом запах в столовке стоит как на кухне богов. Меня даже начальник лагеря попросил готовить себе еду в послеобеденное время, а то они всем педагогическим коллективом захлебываются слюной!

 

Часть 4. Покорение Кислых источников.

Все время, пока я находился в лагере, меня преследовали легенды о волшебной силе Кислых источников, подогревая мой и без того жгучий к ним интерес. По многочисленным отзывам, они обладают чудодейственной силой, буквально за несколько дней ставя на ноги безнадежных больных, что притягивает к ним в летнее время многочисленную армию страждущих чуть ли не со всего света. На предпоследний день нашего пребывания в лагере, была назначена поездка на легендарные источники. Желающие размещались на скамейках, расположенных в кузове полноприводного бортового Урала, и под рев мотора с фонтанами брызг везлись в пункт назначения. После трех часов пребывания, экскурсия возвращалась обратно. За день до выезда, я сдал свой билет, сказав что доеду туда своим ходом, чем вызвал громкий смех со стороны Михалыча с подозрением меня в мазохизме.

-Тебе что мало было одного раза жопу отморозить? Ты решил еще раз облажаться?

Я спорить с ним не стал, просто предложил пари на самый дорогой коньяк из местного лабаза. Михалыч самонадеянно согласился, на чем и порешили!

Выезд был назначен на 10 утра. За час до него, я выехал во двор лагеря и под свист и улюлюканье студентов пошел на новый штурм велосипедного Эвереста!

До разрушенного моста я долетел менее чем за полчаса, далее уже по продуманной заранее траектории пересек Большую Лабу, а после отжима шорт, я достал из своего рюкзака главный козырь, который уравнял мои шансы в противостоянии с ледяной водой Санчаро — бахилы. Ну теперь мы посмотрим кто-кого! Ну я вам скажу честно, мой козырь оказался старше! Подъем по реке в бахилах практически ничем не отличается от обычного подъема. Вода ноги не морозила, я остервенело крутил педали, понимая, что по моим следам несется трехсотсильный Урал полный студентов, пребывающих в полной уверенности в моем очередном фиаско! Дорога шла круто вверх, пару раз я взваливал байк на спину, чтобы перейти глубокие заводи вброд, а дальше снова продолжал рвать свою задницу на британский флаг, рассекая поверхность реки, чтобы успеть прийти к источникам первым!

И вот горы расступились и передо мной предстало самое красивое место на планете Земля!

Изумрудно-зеленые горы с белыми шапками снега обступали утопающую в зелени поляну, на которой был разбит палаточный городок, в котором жили жаждущие исцеления люди. Над палатками возвышалась сторожевая вышка погранзаставы, охраняющая государственную границу с Абхазией, расположенную с другой стороны хребта. Внезапно я услышал вдалеке надрывный рев мотора и спрятав снятые бахилы в рюкзак, принял позу умиротворенного созерцателя, любующегося удивительной красотой мироздания. Через несколько минут, на поляну выполз Урал с нашими студентами. О-оо, эти вытянутые от удивления лица надо было видеть!! Особняком на этом фоне изумления, стояло лицо Михалыча с отвалившийся нижней челюстью, которая тихо вереща убежала в кусты!

Потягиваясь словно спросонья, зевая во весь рот, я громко сказал

-Что вы так долго? Застряли что ли? Я тут чуть не уснул пока вас дожидался!

А потом подойдя к Михалычу, тихо сказал, вернув ему его челюсть на место

-Сегодня вечером жду тебя с Прасковейским 5-ти звездочным! Просьба не опаздывать!

Оставив завхоза в ступоре, я пошел регистрировать паспорт для прохода в погранзону.

Далее начинался подъем в гору к собственно Кислым источникам. Первых метров триста я как-то еще тащил байк на себе, но потом после увеличения крутизны подъема, я бросил его в ближайших кустах и полез дальше сам. Чем выше я поднимался, тем больше тропинка превращалась в козью тропу, заставляя иногда делать прыжки с камня на камень или перепрыгивать текущий с гор ручей. По моим ощущениям, расстояние до источников было около трех километров, но с учетом того, что я уже отмотал в гору двадцатку на байке, да еще и на пустой желудок, внутренние силы моего организма были близки к истощению.

И вот наконец, передо мной открылись благословенные Кислые источники! На фоне красивейших гор, располагалась небольшая площадка, вся усыпанная ямками из которых била живительная вода. Над каждым источником была надпись — почки, печень, голова, сердце, суставы и тд. Не знаю кто и как исследовал их лечебные свойства и тем более подписывал ключи, но народа принимающего оздоровительные процедуры в этой природной бальнеологической лечебнице, было человек сто. Над все этим пасторальным умиротворением восседал пограничник с ручным пулеметом Калашникова, своим грозным видом давая понять, что Родина нас стережет!

Мне лечить особо было нечего, поэтому я попробовал понемногу воды из каждого источника, чтобы уже наверняка вылечить всё, и поскакал вниз за сухпайком, пока мой аккумулятор окончательно не сел.

Внизу перекусив какой-то бодягой я пошел окунуться в Черное озеро. В необычайной красоты водоем, расположенный посреди хвойного леса, на удивление с теплой водой обязательно нужно занырнуть всем, кому посчастливиться оказаться в этом высокогорном раю. Вода не смотря на свою хрустальную чистоту из-за темных камней базальта покрывающих дно, выглядит черной, что добавляет ему уникальный антураж. Просохнув на жгучем горном солнце, подгоняемый упорно горящей красной лампочкой моего желудка, я стартанул в лагерь. Минут через двадцать меня обогнал Урал со студентами, под их восторженные крики обдав меня ледяными брызгами, только после этого, я одел бахилы и в прогулочном темпе докатил до переправы, после которой разоблачившись из моего резинового скафандра, скатился к нашей базе.

 

При въезде на территорию лагеря, я был встречен как национальный герой Дамхурца, практически все парни подошли и пожали мне руку, выразив восхищение моей выносливостью. Отмотав 45 километров в бешеном темпе, из них почти половину по полнейшему бездорожью и 6 километров пешком по горам, я чувствовал себя крайне уставшим, отбитая седлом задница просто горела, руки болели, желудок сжимали спазмы голода.

 

Набив в столовой живот макарошками по флотски, я завалился отдыхать и незаметно для себя вырубился, провалившись в какой-то фантасмагорический сон, в котором я бешено крутил педали, убегая от саблезубого медведя, нырял в Черное озеро, а выныривал в одном из кислых источников.

Проснувшись, я увидел на своей тумбочке бутылку коньяка и банку кильки в томате. А что, достойный приз, за честно выигранный спор! Будет с чем пойти на прощальный костер завтра вечером.

 

Часть 5.Финал

Вот и подошли к концу две недели моего фантастического путешествия в юность! Позади сотни километров пройденных на байке и пешком, подъем на гору Ткачиха (2857м), купание в Большой Лабе, форельные рыбалки, сборы грибов, второе место в Дамхурц-теннис-оупэн, спеты сотни песен, выпиты литры спирта, так круто не было даже в моей юности! Я переплюнул самого себя семнадцатилетней давности! Не было только одного, романтических отношений с какой-нибудь очаровательной девчонкой. Не потому что девчонок не было, нет их там было человек семьдесят и многие были очень даже ничего! Даже чересчур! Всё-таки я человек другой эпохи, этакий старый мамонт, занесенный из прошлого на машине времени, которому подавай любовь, романтику и песни под луной!

Новое поколение живет по другим жизненным критериям, руководствуясь иными моральными принципами, нежели я. Смутно себе могу представить, чтобы мои однокурсницы загорали на берегу озера в одних плавках, заклеив соски пластырем!

Но кто я такой, чтобы кого-то осуждать?! Эта их жизнь и их лагерь, и мне со своим уставом лезть туда не вариант!

А пока, одев последнюю чистую майку, я выхожу с трофейным коньяком на закрытие лагерной смены.

Студенты построены на плацу, начальник лагеря сказав прощальную речь, дает команду о спуске флага и на этом всё, сказка закончена, все свободны!

Народ разбредается по своим баракам, начинать праздновать окончание отдыха, чтобы вечером собраться у огромного костра и весело орать песни, водить хороводы и допивать остатки спирта! Мы гуляли, пели и пили почти до утра, только когда уже самые стойкие студенты уснули под столом, старая гвардия проверив чтобы нигде не тлели сигаретные бычки, пошла спать.

Утром сдав завхозу белье и мой байк, для его эвакуации на родину, я встретил караван из Пазиков с новой партией отдыхающих и загрузившись в него вместе с шумящей толпой студентов поехал домой, в Пятигорск.

 

P.S.

Пару лет спустя я встретил ребят из лагеря, во главе с Эриком. Мы крепко обнялись, долго вспоминали веселые деньки нашего совместного отдыха, при расставании, Эрик спросил меня

-Валера, мы по твоему примеру уже два раза в Дамхурц со своими велосипедами ездим, но сколько не пытались на Кислые источники попасть, больше километра за Лабу проехать не можем, вода ноги судорогами сводит! Как ты смог туда доехать? Если бы я тебя там лично не видел, никогда бы не поверил, что это возможно!

С серьезной миной, едва сдерживая смех, я ответил

-Ничего сверхъестественного, закалка и немного смекалки.

 

Увидите Эрика, не выдавайте ему мой секрет, я хочу остаться навечно единственным велосипедистом, покорившим Кислые источники!

Или кто-то уже там был?!