ЭКСТРИМАТОР - непокоренный Сибирью

 

Часть1. Рэкетирский Омск

 

Поколение 50+ хорошо помнит то веселое времечко, которое прошлось коваными сапогами по человеческим судьбам, навсегда оставшись в народной памяти как «лихие девяностые».

Хапнул их и я, да прям по полной, от души!

 

На дворе октябрь 1992 года. Мне 21 год, я студент 4 курса пятигорского фарминститута. Союз уже почти год как отдал богу душу, в России царит хаос и раздрай. Старый мир рухнул, а нового еще не построили. Зато из всех щелей полезли бандиты, проститутки, наркоманы и другие асоциальные элементы. Бывшие спекулянты, переименовались в бизнесменов и кинулись продавать Родину оптом и в розницу. Всё что плохо лежало, или было нажито «непосильным трудом», вывозилось ими в огромных клетчатых сумках за рубеж. Главным поглотителем наследия СССР, была бывшая братская республика Польша.

Тысячи челноков везли в нее часы, фотоаппараты, посуду, мясорубки и тд. и тп. меняя это все на польский ширпотреб, который потом сбывали на местных барахолках.

 

До развала страны, я поддерживал себя на финансовом плаву помогая моим иностранным однокурсникам сбывать привозимые ими из-за бугра шмотки, сигареты, аудиотехнику, но с приходом рыночной экономики, все это стало общедоступно и моя коммерция сошла нет. А жизнь студента без денег, честно говоря, грустная жизнь! Тем более когда вокруг тебя тысячи девушек, а у тебя как у латыша - хрен да душа! Соблазнов миллион, а денег — нет. Особенно остро я это ощутил, когда мою первую и как потом выяснилось последнюю любовь, променяли на дым с ментолом в сорок первом Москвиче! Девушка, которую я любил, под давлением своей алчной мамаши, бросилась в объятия богатенького мажора. Настоятельно рекомендую прочесть предысторию этого рассказа здесь..

Но связанному учебой по рукам и ногам, мне оставалось только мечтать о серьезных деньгах, ибо возможности уехать в Польшу на две недели у меня не было. Отработать потом такое количество пропущенных занятий было очень тяжело, а вылет из Фарма, автоматически отправлял меня на 2 года в армию! Что было бы для меня катастрофой вселенского масштаба! Надо срочно что-то делать! Но что?

 

И тут совершенно случайно от своей парикмахерши, я узнаю, что ее подруга возит продукцию наших цеховиков в Омск и не плохо на этом зарабатывает. Различных цехов по производству обуви, трикотажа, шуб и прочей лабуды, на Кавминводах и при Союзе хватало, а сейчас они повылазили как грибы после дождя. В одном из таких кооперативов, трудился сапожником мой двоюродный брат, собирая сапоги а-ля ITALY. Мой дедуля вторую зиму тестдрайвил его работу и был очень доволен качеством сделанной братом обуви. Ну а почему бы и нет? Рисковать так рисковать!

Сначала я приехал к брату в цех и договорился с его боссом о закупке первой партии мужских полуботинок. Товар был недорогой, но приличный. Натуральная кожа с таким же мехом на каучуковой подошве, с изображением пантеры, почти как PUMA, только кавказского разлива.

Закупив на пробу 20 пар, и организовав себе билеты в Омск и обратно, я плотно задумался над организацией моего шоптура.

В те времена, на наших пятигорских рынках шарились хмурые личности с целью крышевания бизнеса. Но если дома я еще как-то мог разрулить эту проблему, хорошо зная некоторых персонажей, то с сибирским рэкетом варианты прокатить на халяву стремились к нулю. Но попытаться все же стоило.

Был у меня друг, который служил в ВДВ, в Узбекистане. Афган он не застал, но в ферганских событиях поучаствовал. Саня был немного меньше меня ростом, примерно под метр девяносто, и что самое главное у него был зимний вдвэшный комплект одежды и парашютный чехол.

 

Задумка моя была простой как три копейки, нарядившись в десантуру, сыграть роль дембеля, который хочет честно заработать на новый прикид, для чего летит в солнечную Сибирь. Да простят меня представители этого славного, очень уважаемого мной рода войск, но зимней одежды, лучше подходящей для этой миссии, трудно было себе представить, потому что ВДВ всегда и у всех были в уважухе, даже у бандосов.

 

gallery/20190908_211839

Сами понимаете, мое десантирование в одиночку, почти за три тысячи километров, в чужой миллионный город, развлекательной прогулкой никак не назовешь. Ведь помимо рэкета, меня ожидали теплые встречи с сотрудниками милиции, итогом которых станет вымогательство у меня денег за провоз товара без документов и его продажа без патента. Одним словом, экстрим в квадрате!

Чтобы не спалиться на мелочах, я вызубрил как «Отче наш» номер части, фамилии командиров, номер ВУС (военно-учетной специальности), даже модель парашюта (Д-6).

И вот, весь такой как в «Дольче Гобана», только в десантном камуфляже, с парашютным чехлом набитым «итальянскими сапогами», ранним пятничным октябрьским утром, я вошел в здание аэропорта Минеральные Воды.

При оформлении на рейс, как только мой баул просветили в рентгеноскопе, ко мне подлетел лейтенантик милиции и представившись, попросил предоставить документы на товар. Дойка началась!

Отходим в сторонку. Протягиваю паспорт, в обложке которого скромно лежат 500 руб:

 

-Командир, документы в обложке.

Тот внимательно изучает его содержимое:

-Чего то маловато у вас документов! Надо как минимум в два раза больше.

Включаю режим «дембель»:

-Товарищ лейтенант, ну откуда у бедного дембеля такое количество документов? Еле-еле на эти наскреб! Ну войдите в положение, сами же когда-то были таким же!

 

Летёха, разочарованно покрутил паспорт, незаметно переложил мои «документы» в свой карман и пожелал счастливого пути!

Ну что же, я ожидал гораздо худшего начала. По крайней мере, первый блин не комом. Разместившись в самолете, я в полете между делом завел разговор с соседкой, женщиной «бальзаковского возраста», которая возвращалась из пятигорского санатория домой в Омск. Так как интернета в те времена не было, главные вопросы где мне жить и куда ехать торговать, были адресованы ей. Добрая тетушка, дай ей бог здоровья, очень подробно мне все рассказала и самое главное написала записку своей подруге, в которой просила её помочь «племяннику» с размещением. А подруга работал администратором в гостинице при омском цирке! Прикиньте!

И вот захожу я вечером в гостинцу, протягиваю заветную записку суровой мадам, та внимательно на меня смотрит, читает мою маляву и вмиг преображаясь, расплывается в широкой улыбке:

 

-Так вы от Надежды Ивановны?! Добро пожаловать, сейчас я вам комнату организую!

И с этими словами, взяв ключ, она повела меня в мои апартаменты.

Ну апартаменты, это сильно сказано! Комнатушка 2 на 3 метра, с полутароспальной кроватью, тумбочкой и шкафом, с удобствами в коридоре. Но главное, что от рынка недалеко, ну и конечно цена! На сегодняшние деньги рублей 300 не больше! Практически даром!

Но самое прикольное, что я попал в цирковое зазеркалье. По коридору тусовались артисты, некоторые из них были в концертных нарядах и с реквизитом. В воздухе витало цирковое амбре, с легкими нотками навоза, пота и духов!

Конечно, появление в этом улье двухметрового «шкафа» в камуфляже, не могло не остаться не замеченным. Старый цирк уехал, а клоуна забыли, это было прям про меня! Поэтому артисты с удивлением оглядывая мою фигуру с ног до головы, о чем-то потом возбужденно шушукались за моей спиной.

Но мне было, честно говоря, не до них. Я валился от усталости, потому что встал в 4 утра, пролетел больше двух с половиной тысяч километров, а завтра утром мне предстояло боевое крещение в борьбе за звание спекулянта-междугородника. Перекусив и выпив чая, я завалился спать.

 

Хмурое холодное субботнее утро, я встречал на омской барахолке. Пройдя по рядам в поисках подходящего места, я с удовлетворением отметил, что таких сапог как у меня больше ни у кого не было, и я был практически монополистом рынка. Нарисовав на ценнике «САПОГИ муж. DESIGN BY ITALI 4999 руб», я припарковался на центральном входе, возле одной сердобольной старушки с вязанными вещами.

Честно говоря, это был первый день в жизни, когда я стоял в гудящей толпе с барахлом в руках. Было крайне не удобно, даже можно сказать стыдно, мне, без пяти минут провизору, стоять с сапогами наперевес и жалобно, как кот из Шрека, смотреть в глаза проходящих мимо потенциальных покупателей.

Но стыд на хлеб не намазывается и в стакане не булькает! Хочешь заработать денег — иди и зарабатывай. Забежав в местную рюмочную, я накатил соточку водовки для сугреву (на улице было минус 10) и вышел на свое лобное место с твердым намерением продать всё!

Беленькая сняла тормоза, и набравшись смелости, я начал громко выкрикивать рекламные лозунги:

 

-Торопись, налетай, сапоги покупай!

-Чем мужу выедать мозги, купи супругу сапоги!

Кто-то улыбался, кто-то крутил пальцем у виска, но вскоре одна женщина сделала мне почин, купив первую пару сапог. А дальше как будто прорвало, пятая пара, десятая, деньги полились рекой. Но не долго музыка играла. Баба Нюра, старушка приютившая меня на своем прилавке, толкнув меня вбок, тихо сказала:

-Вот они идут, супостаты, готовься, будут сейчас кровушку пить.

По нашему ряду по направлению к нам двигались два персонажа в черных 3,14дарках и кожанках, собирая с торгашей дань. Подойдя к нам, один из них, квадратный гном, ростом чуть выше метра в прыжке, задрав голову в небо, спросил меня гнусавым голосом:

 

-Под кем ходишь, братан?

Стараясь отвечать как можно низким голосом, я прогудет басом:

-Под богом.

-Нет, ты не понял, кому ты платишь?

-Никому.

-Тогда будешь платить нам. Гони 5000.

Подарить этому гному пару сапог, было выше моих сил. Но и нарываться в одиночку на толпу отморозков за такие деньги, было не самым умным решением. Но поговорить то с ними можно.

 

-Пойдем с вашим старшим побазарим, разговор к нему есть.

Придвинув своё барахлишко к бабе Нюре, я в сопровождении почетного караула, направился на аудиенцию к бригадиру.

Заходим в кафешку, гном подводит меня к двум мощным браткам лет 30 и обращается к одному из них:

 

-Вот, Фома, с тобой побазарить хотят.

Тот окинув меня взглядом, произнес:

-О чем базарить хочешь?

Я начинаю понимать, что по-моему влез не в свой автобус, парни тертые, и мои шансы обломаться растут с каждой секундой. Но назад пятками ходить уже поздно. Отвечаю:

-У нас дома на сухую базарить не принято. Две минуты, парни.

Подхожу к буфетчице, заказываю литр водки, колбаску, три стакана и расплатившись сажусь за стол.

Через минуту официантка расставляет боеприпасы на поляне, я молча наливаю полные стаканы, поднимаю тару и со словами: «За тех кого нет с нами, не чокаясь!», вливаю в себя стакан шайтан-воды. Беру кусочек колбаски, нюхаю и кладу его обратно! Внутри бушует пламя, хочется закусить, но нельзя, держим марку. Братки, давясь водярой, также опустошают посуду, но закусывают.

Продышавшись, бригадир спрашивает:

 

-Где это у вас так принято разговоры разговаривать? Вместо здрасти, бутылку одним махом?!

-На Кавказе.

-То-то я слышу говор не наш. Что хотел служивый?

-Я к вам с Кавказа на заработки приехал, после дембеля. У нас дома с работой хреново, а к корешам в бригаду идти не хочу, насмотрелся за два года крови, аж по ночам снится.

-А где служил то, братан?

-ВДВ, в Узбекистане.

-А к нам не хочешь пойти? Не обидим, обещаю.

-Нет, братан, мать-старушка не переживет. Один я у нее остался.

-Ну мать это святое, а от нас то что надо?

-От Вас надо, чтобы вы мне кислород не перекрывали. Дома я ни копейки никому ни за что не платил и не буду, только свистну, друзья любые вопросы помогут закрыть. У вас же мне надо земляков и сослуживцев подтягивать, время тратить, суету наводить. Предлагаю по-братски краями разойтись, вы меня не трогаете, я не отсвечиваю, денег заработаю, проставлюсь. Ну а если у вас на Кавказе, в Пятигорске вопросы будут, если сам не решу, с людьми сведу которые решат. За базар отвечаю!

Ох, ну Остапа и понесло, вот что 150 грамм животворящих на голодный желудок делают, но тут главное не переиграть, а то мне быстренько прописку в Иртыше организуют! Но я так вжился в роль крутого кавказского десантника, с руками по локоть в крови, что даже великий классик встал бы из гроба, и со словами: «ВЕРЮ!» аплодировал бы мне стоя! Не зря же я три года в КВНе отыграл.

Разлив вторую бутылку, я сказал:

 

-Ну а сейчас, парни, я предлагаю выпить за друзей! Их, как и патронов в бою, никогда много не бывает, и главное, что бы было по-больше бронебойных, зажигательных и никогда холостых! И один такой бронебойно-зажигательный у вас на Кавказе уже есть!

Добив пузырь, я ударил с парнями по рукам и на автопилоте пошел к своему месту. Но торговля шла туго, ибо язык предательски заплетался и меня клонило в сон. Да и хрен с ними, с этими сапогами, пошел ка я лучше спать, пока при памяти!

На следующий день, в воскресенье, распродав остатки своего товара, в районе полуночи, я, к радости моей бабули, телепортировался домой, чертовски уставший, но живой!

Итогом моего трехдневного сибирского вояжа, стали 250 бакинских и масса новых впечатлений. Кто-то скажет, стоило из-за таких копеек напрягаться!? Кому как, но в то время, это было примерно 5 моих месячных стипендий, причем повышенных.

Окно в Сибирь было прорублено, осталось только решить проблему с учебой. Так как у нас была шестидневка, а я улетал в пятницу, два дня категорически выпадали из учебного процесса. Чтобы не намотать себе сетей на винт, я договорился с преподавателями о переносе их занятий на другие дни и погрузился с головой в учебную пучину. 4 дня с понедельника по четверг, я учился с 8 утра до 8 вечера, в четверг ночью забирал товар, в пятницу в 8 утра улетал в Сибирь, в воскресенье в 12 ночи возвращался, а в понедельник в 8 утра снова был на занятиях! Все свободное время в самолетах, в аэропортах, в гостиницах, автобусах я учил, учил и учил - Фармацевтическую и Токсикологическую химии, Фармакологию, Фармакогнозию, ну и конечно же мою «любимую» Технологию лекарств, гори она в аду!

Но оно того стоило. Теперь я брал с собой в два раза больше товара, что существенно увеличивало мой доход, доводя его до пятисот баксов за поездку. А это уже не плохая сумма даже по нашим временам.

Октябрь плавно перешел в ноябрь, и моя отлаженная как швейцарские часы бизнес схема, стала давать сбои. Я все так же прилетал в Омск, но улететь оттуда уже не мог из-за отсутствия топлива для заправки минводского самолета. Первый раз я протусовался в аэропорту сутки, и только чудом смог вырвать один из двух билетов на транзитный рейс из Новосибирска, а второй раз, прожив на лавочке омского аэровокзала два дня, я кое-как вылетел сначала в Уфу, потом в Ростов и оттуда уже попал домой.

Именно в ту марафонскую поездку, я познакомился с очаровательной девушкой из Салехарда, по имени Ирина. Она скучала в ожидании своего отложенного рейса, когда попала в зону видимости моих радаров. После двухдневного бомжевания на лавочке, заросший рыжей щетиной, я был похож на заблудившегося странствующего рыцаря, и благоухал наверное соответствующе! Но после легкого душа в мужском туалете, опрысканный модным дезодорантом, я решился на штурм. Ну отошьют, буду дальше на лавке бомжевать! Но не отшили! Наоборот, мы просто «нырнули» друг в друга! Три часа мы не могли наговориться и честно говоря, мне было чертовски жаль с ней расставаться. Я как Карлсон, улетал, но обещал вернуться! О том как я сдержал свое обещание, я расскажу вам в конце моего повествования!

А пока, чтобы не становиться заложником топливных коллизий, я решил сменить Омск на Сургут, и уже на следующую неделю летел в нефтяную столицу России.

 

я с друзьями в 1991 году

Часть 2. Отмороженный Сургут

 

За месяц, что я внедрялся в свою новую тему, я заматерел и реально приоделся. Десантный камуфляж, выведя меня на заданную орбиту, отвалился от меня как первая ступень ракеты, и теперь я летел на свои спецзадания в мощном китайском пуховике, норковой шапке, теплых финских сапогах. Но это было вызвано не понтами, а реальным чувством самосохранения. Двадцатиградусные омские морозы вымораживали мое не закаленное южное тело, которое без соответствующей экипировки зябло и скукоживалось. Ну то что я испытал прилетев в Сургут во второй половине ноября 1992 года, можно было назвать только одним словом — полный 3,14здец!

 

Выйдя по прилету из самолета, у меня было такое чувство, что я забыл одеть штаны и вышел погулять в одних трусах. Сквозь непроглядную тьму дул сильный ветер, от чего звон «моих колоколов» стоял на весь аэродром, при этом, табло показывало -33 градуса мороза! Твою же мать! А мне ведь завтра целый день на рынке торговать!!

Горничная разбудила меня в 8 утра. За окном стояла беспросветная мгла, в свете раскачивающегося фонаря мела поземка. Инстинкт самосохранения настоятельно рекомендовал мне оставаться в теплой постели. Но вариантов отступления не было. Банкет оплачен, только вперед!

Надев на себя все что у меня было, замотавшись шарфом как мумия, я самоотверженно шагнул в белое безмолвие. Сукааа, ну и дубак!

По совету коллег-спекулянтов, я направился на «Прометей». Перед этим универсальным магазин был стихийный рынок, на котором шла торговля разным ширпотребом. Пристроившись в 9 утра у центрального входа, от холода проклиная все на свете, я достал задубевшую пару сапог и шоу началось.

 

Народа было мало, спроса на мои гавноступы не было. Соседи-торгаши, одетые в длинные тулупы и обутые в унты, бодро попивали чаек из термосов, шутили друг с другом и что-то по понемногу продавали редким прохожим, я же застыв в позе натурщика с сапогом в руке, тихо покрывался инеем, постепенно превращаясь в ледяную скульптуру. Но в одиннадцатом часу, из-за горизонта появились первые лучи солнца и вокруг меня потихоньку стала просыпаться жизнь. Пошли первые покупатели, и вскоре в моем кармане весело зашуршали цветные бумаженции Банка России. Дальше — больше! Как говорил мой великий меченный земляк: «Процесс пошел!». Работая в поте лица, периодически забегая на несколько минут в кафетерий магазина тяпнуть полтишочек для сугрева, я и сам не заметил как наклюкался. В голове появилась легкость, в теле обманчивое тепло. Вокруг меня кружилась толпа покупателей, кто-то мерил сапоги, кто-то рассчитывался за покупку. В этом круговороте людей, сапог и денег, я и не заметил как у одной пары моих черевичек дружно выросли ноги и они растворились в закате. Когда я это выяснил, подбивая итоги первого трудового дня, печаль окутала мое сердце! 5000 рублей стоил билет на самолет в оба конца! Блин, 6 часов морозить задницу и так влететь по синей лавочке! Да что б я еще раз, хоть каплю водки на рабочем месте! Да ни в жизнь! И кстати, до сих пор держу свое слово, не смотря ни на что.

 

Но видимо Гермес услышал мое чистосердечное раскаяние и решил послать мне компенсацию морального вреда от действий сургутского ворья.

Разместился я в полулюксе одной из сургутских гостиниц, в большом номере с огромным сексодромом, ванной и холодильником. Времена цирковых гостиниц с запахом навоза остались в прошлом. Теперь я, как спекулянт-междугородник с черным поясом 5 дана, мог себе позволить немного роскоши. Лежу я такой, на расслабоне, пивасик местный попиваю, Технологию Лекарств почитываю, вдруг слышу стук в дверь. Кто это может быть в 8 вечера? Открываю и вижу красивую молодую брюнетку, лет 26, которая с очаровательной улыбкой обращается ко мне:

 

-Здравствуйте! Извините за вторжение. Но мне сказал администратор, что вы завтра номер освобождаете. А мне мой номер не очень нравится, в нем холодно и мрачно, и я бы хотела из него переехать, вот и прошу вас дать мне посмотреть стоит ли мне суетиться. Вы позволите?

Я прям дар речи на секунду потерял. Но во время опомнившись, сказал:

-Пару секунд, мадемуазель, я немного приберусь и смотрите сколько хотите!

Закрыв дверь, я как ошпаренный электровеник, со сверхзвуковой скоростью облетел свои хоромы, распихивая по нычкам носки, кальсоны, майки и прочие мужские причиндалы и через полминуты гостеприимно распахнул дверь, впуская очаровательную незнакомку в мою одинокую цитадель любви!

Честно говоря, эти сибирские гастроли, на корню задушили мою личную жизнь. В логической цепочке самолет-институт-рынок-кровать, место для слова «женщина» никак не находилось. Я или летел, или учился, или торговал, или спал. С таким сумасшедшим графиком, девушек я видел только в своих эротических снах!

А тут прям как в поговорке - на ловца и зверь бежит! Да ещё какой! Целая черная пантера - грациозная, фигурстая, с богатым навесным оборудованием, в общем, всё как я люблю!

Пантера загадочно промурлыкала:

 

-А мне у вас нравится, пожалуй я сюда завтра перееду!

-Да чего тянуть до завтра, можете переехать прямо сейчас, я с удовольствием потеснюсь!

 

Ну это, конечно, я про себя сказал, а по факту получилось:

-Сударыня, я дико извиняюсь, но планы у меня поменялись, и я улетаю послезавтра, но .. если Вам у меня понравилось, то почему бы Вам не начать привыкать к этому номеру уже сегодня, под аккомпанемент хорошего ликера или вина? Неужели общество молодого горячего джигита, хуже одиночества в холодном гостиничном номере? Кстати, меня зовут Валерий, а вас?

-Елена. А вы знаете Валерий, мне нравится Ваше предложение и я пожалуй его приму.

-Ликер или вино?

-Ликер.

-Тогда я жду Вас через час, о посланница небес!

-Хорошо!

Если бы в это время проходил чемпионат мира по уборке номера, бритью морды лица, забегу в ларек за бухлом и сервировке стола на скорость, то я бы стал абсолютным чемпионом во всех категориях!

Когда через час Елена перешагнула порог моей обители страсти, та сияла первозданной чистотой, мой гладковыбритый портрет благоухал французским одеколоном, а на столе, над горкой из фруктов и шоколада, гордо возвышались бутылки ликера Амаретто и коньяка Наполеон!

 

Как надеюсь, понимают мои собратья по оружию, после такой артподготовки исход моей осады был предрешен. Осаждаемая крепость некоторое время посопротивлялась ради приличия, 

но Амаретто, как засланный троянский конь, открыл её ворота изнутри и через час гарнизон крепости пал! Радости победителей не было конца, побежденных в принципе тоже! Но перемирие длилось не долго. То тут, то там возникали очаги сопротивления, на которые бросались лучшие силы нападавших. В итоге последний штурм закончился только под утро, крепость лежала в руинах, бойцы зализывали раны!

 

Елене было 28 лет, она была замужем, жила на западной Украине. С мужем, который был на 10 лет ее старше, по её словам жизнь не ладилась, он постоянно ходил налево, поэтому она решила пойти по его стопам, ну чтобы как бы отомстить, ну вы поняли! Я тоже в то время переживал период разочарования от моей большой любви, и так же был не прочь отомстить моей бывшей! На том мы и сошлись, будем мстить им за все, не смотря ни на что! Чтобы не вызывать у моей ночной феи комплекс вины по поводу совращения малолетних, я накинул себе пятерку лет, легко прокатив за хорошо сохранившегося двадцатишестилетнего мужчину.

Вместе с подругой она привезла в Сургут польское барахло, часть которого собиралась на следующий день отвезти оптовикам в Когалым, городок, расположенный в двух сотнях километрах от Сургута и часть продать на местном рынке. Но после ночной экскурсии по моему номеру, Елена решила остаться, отправив подругу одну, отмазавшись перед ней плохим самочувствием, с полным моральным и физическим истощением, что было в принципе, не далеко от истины.

Мне же отмазываться было не перед кем, куча сапог сама себя не продаст, поэтому именем революции, я оторвал голову от миникопии родного Эльбруса и на последних морально-волевых пополз к проклятому «Прометею», домораживать то, что не успел отморозить вчера. Тем более, что некоторым частям моего тела, «криотерапия» была просто жизненно необходима!

Отстрелявшись сапогами по кошелькам покупателей и поразив все мишени, я с пустой сумкой летел в гостиницу на крыльях праведной мести! Мстить так мстить, до последнего патрона! А институт никуда не денется, пятьдесят лет стоял и еще пару дней постоит.

 

И в тот вечер и в следующий, акт отмщения проходил по одному и тому же сценарию. Мы мстили и мстили, мстили и мстили, правда уже без ликера и коньяка, просто по зову сердца! Но на четвертый день возмездия, я решил, что не такой уж я и злопамятный, да и институт надо бы проверить, как он там, стоит еще или вдруг таки нет?

 

В общем, пожелав Елене большого семейного счастья, я рванул в аэропорт на ближайший рейс до дому до хаты!

До вылета было три часа, да вдобавок рейс еще и задержался, так что моей главной задачей было недорого убить свободное время.

В то время аэропорт Сургута представлял собой железный ангар, с едва плюсовой температурой внутри. Контингент улетающих был уныло однообразен — вахтовики, летевшие домой после месяца изнурительной работы, на радостях накидавшиеся водяры. Как мальчики разбрасывающие облигации внутреннего займа, они бросались деньгами жгущими им ляжки налево и направо, притягивая к сургутскому аэропорту кидал и разводил всех мастей. Наперстки были любимыми аттракционами набульбениных работяг, которые все как один верили, что только они могут благодаря своей хитрости и внимательности поднять еще больше денег.

Но самой главной приколюхой, была «беспроиграшная лотерея». Банкир с кучей подставных игроков устраивали бесплатный цирк. В руках «банкира» была пачка цветных палочек с несколькими нанесенными на них номерами. Далее он вытягивал из мешка бочонок с номером, и обладатель палочки с выигравшим номером, под «одобрительный рев толпы» забирал банк. Уходя как бы на рейс, он «дарил» на удачу пьяному лошку свою выигрышную палочку и тот автоматически втягивался в развод. Халява же! Ну а дальше все уже шло по другому сценарию. Лошара само собой выигрывал, но вместе с ним выигрывал и подставной. По правилам «казино», джек-пот забирал тот из участников, что положит в банк больше денег и тут начиналось шоу Бенни Хилла!

Вахтовик сначала выворачивал свои карманы, потом карманы своих корешей, но другой участник все равно ставил больше и супер-приз уходил, ну вы наверное и сами знаете кому. После такого мега-галактического попадоса, проигравший практически всегда лез разбираться с банкиром, обвиняя его в подставе, но пару крепких парней нежно брали его под белы рученьки, один из них резко засаживал бедолаге в поддых, и обмякшее тело выносилось освежиться на легкий тридцатиградусный морозец. Все мои вылеты из Сургута всегда сопровождались лицезрением этого бенефиса человеческой жадности с практически неизменным финалом!

 

Один раз мне тоже «подарили на удачу» «волшебную палочку», и я разумеется "выиграл" офигенную сумму. Но как только появился второй победитель с прессом бабла, я передарил ему свой реквизит, с рекомендацией искать лохов в другом месте. На Кавказе это шоу я видел еще пару лет назад и все фишки этого развода знал от его непосредственных исполнителей. Но поток любителей бесплатного сургутского сыра не иссякал, подтверждая поговорку «Лох не мамонт, он не вымрет!»

 

Разок в аэропорту мне подбрасывали кошелек полный бабла и предлагали поделить по-братски, пока его хозяин не хватился. После моего ответа: «Оставь все себе», чуть ли не насильно пытались впихнуть мне якобы чужие бабки. Ну дальше вы знаете что происходит. Нет, не знаете? Как только вы соглашаетесь на дележку, появляется «хозяин» и начинает именно вас подозревать в хищении его денег, с угрозой вызвать милицию. Подставной сразу же отдает его кошелек, но тот после пересчета заявляет, что денег было гораздо больше и требует вас показать свою наличность. Его подельник вынимает свой лопатник, тот перебирает его ассигнации и со словами, мол его денег тут нет, требует вас показать ему ваши деньги. Вы, испытывая чувство вины, даете ему подержать свои кровные бабульки, а когда он их пересчитает и вернет их вам — вы попали! Кидала заломит пол пачки, а вы и не заметите. Верней заметите, но будет уже поздно!

Развод стар как мир, но алчные до чужого добра лошары на него ведутся до сих пор!

Но не смотря на такую веселенькую криминальную атмосферу, за мои пять полетов в Сургут, с рэкетом я ни разу не сталкивался. Хотя может быть для больших и страшных дядек, я был слишком мелкой рыбешкой? История о том умалчивает.

Весь такой на позитиве от радужных перспектив моего торгового бизнеса, шутка ли, студент в месяц зарабатывал по 1500-2000 зеленых рублей, в конце декабря, я выпал в осадок от страшной новости!

Аэрофлот с 1 января 1993 года решил в 10!! раз поднять цену билетов и тарифов на перевозку багажа! А это значит, что теперь для того чтобы оправдать дорогу, мне нужно будет продать не 2-3 пары сапог, а 25-30! Соответственно везти нужно не 40 пар, а 70-80. Соответственно, в два дня распродаться уже не получится, и тут опять встает выбор - или учеба или бизнес!

 

А пока, в последние выходные 92 года, я решил в крайний раз слетать в Сургут, так сказать, закрыть сезон. Но что-то пошло не так! 

 

 

Я с другом в общаге. 1991 год.

Часть 3. Прощальная гастроль артиста

 

Никогда не посвящайте своих друзей, в историю заработка ваших денег! Я имел неосторожность рассказать о нюансах своего бизнеса и как следствие, один из моих друганов, по имени Саша, решил упасть мне «на хвост» с таким же товаром. Отказать мне было не удобно, и немного подумав, я решил взять его собой. Сургут город не маленький, покупателей должно хватить на всех. И вот встречаемся мы с ним на железнодорожном вокзале и мои глаза начинают загонять брови на лоб. Саня, в старой фуфайке, облезлом заячьем треухе, растянутых на коленях штанах и стоптанных берцах, да еще и с двухмесячной бородой, был похож на маргинала без определенного места жительства. Я на его фоне, выглядел как новый доллар, прям как бизнесмен всея Руси. Но что поделать, у него был такой взгляд на конспирацию! Как будто мы в баулах не сапоги, а доллары везли.

Но это было только начало. Уже в аэропорту я встречаю мать своего другого друга Сергея, тетю Олю, с ее подругой и угадайте куда и с чем они летят? Правильно, с сапогами в Сургут!

Зашибись! Закрыл сезон называется!

Но и это еще не всё! Рейс на Сургут — отменен из-за отсутствия топлива в Сургуте! О как! Приехали!

И все бы ничего, но куда девать 40 пар сапог на охренеть сколько тысяч рублей? Сдать обратно не вариант. Может снова рвануть в Омск?! Да и билеты в него слава богу есть! Решено.

 

Мы с Саньком берем билеты в столицу западной Сибири, ну а тетки тупо следуют за нами. Такой толпой, с практически одинаковым товаром, наши шансы на успешный бизнес были ниже Марианской впадины. Но для меня, главной целью было вытащить вложенные деньги с минимальными потерями, а на счет остальных мне было фиолетово, я их с собой не звал.

Тем более, что в Омске меня ждала Иришка, ну вы помните мою встречу с ней в аэропорту месяцем ранее. Ну по крайней мере, я на это надеялся. Она училась на третьем курсе омского технологического института легкой промышленности (как то так), и жила в общаге. Само собой все ее данные были в моей волшебной записной книжке, осталось только прилететь и кинуться в объятия!

 

И вот подходим мы в девятом часу вечера к заветному общежитию, по дороге прикупив четыре пузыря водовки (ну не с пустыми же руками в гости то идти, да еще и в католическое Рождество). На улице 25 мороза, я оставляю Саню с баулами на улице, а сам захожу внутрь. Вахтерша, как заправский пограничник, проверив меня по всем базам и сверив мой посиневший от холода портрет с фотографией паспорта, все-таки дала добро на мой допуск к ириному телу. И вот стою я у заветной двери и боюсь постучать. А вдруг она с парнем, а тут я такой, явился не запылился, Карлсон, заблудившийся как ёжик в тумане. Ну не постучу — не узнаю! Стучу.

Дверь открывает Ирина, через секунду её глаза округляются от удивления и с криком: «Валерка приехал!», она кидается мне на шею! Фуххх! Дождалась!

Сразу на меня сыпится куча вопросов «Где я, что я, почему так долго не приезжал?»

Ну а что я? Учеба, дела, сама мол, понимаешь! Говорю:

 

-Я с товарищем прилетел, он меня на улице ждет. У тебя будет возможность нас где-нибудь разместить или нам в гостиницу ехать?

-Да ты что, Валера, какая гостиница? Ты у меня останешься, а твоего друга у какой-нибудь моей подруги определим. Он симпатичный?

Вспомнив Санину аватарку, из серии «Их разыскивает милиция», я неуверенно выдавил:

 

-Ну, скажем так, на любителя!

Дав команду своей соседке по комнате накрывать на стол, Ира пошла со мной на вахту, договариваться с вахтершой о пропуске очередного «нарушителя государственной границы», под ее личную ответственность.

Саня уже доходил до кондиции свежезамороженной кавказской строгонины, когда его наконец запустили в тепло. Увидев явление Санька народу, Ириша задумчиво произнесла:

 

-Где же я таких любительниц найду?! А водка хоть у вас есть?

-Обижаешь, конечно!

-Ну тогда что-нибудь придумаем!

В комнате Ирины вовсю шло приготовление к банкету в мою честь. На сковородке шкварчала картошка, открывались банки с соленьями, компотами, строгались салаты, резалась колбаса.

Сняв свой деревенский макинтош, облезлый малахай и кирзовые онучи, в очках и в свитере под горло, Шурик, со своей бородой был похож на старого полярника. Дав ему свою бритву, я загнал его в ванну, для уничтожения растительности на лице.

Через 10 минут перед нами предстал молодой, интересный мужчинка, двадцати одного года от роду. Ну вот, теперь хоть на человека стал похож!

Перед началом банкета, я попросил Иру найти мне гитару, ну как так, застолье и в тишине.

И через некоторое время, я лабызал старенькую шестиструнку, пытаясь настроить ее в унисон со своим сердцем!

Пока я мудрил с гитарой, а девушки накрывали стол, в комнату то и дело забегали ирины подружки, исподволь бросавшие взгляды на нашего женишка. Саня скромно сидел в углу, ожидая вердикт, чью же постель он сегодня будет греть, если будет, конечно. А девушки, я вам доложу, заходили очень даже симпатичные, а одна прям фотомодель, хоть сейчас на обложку Вога. Ну и в итоге, все подружки, кроме модели, выразили свое желание приютить и обогреть моего Ромео, и теперь у него возникла дилемма, кого из трех прелестниц выбрать. В итоге, «матерью Терезой» была выбрана милая хохотушка Лина, и наш банкет, посвященный началу кавказско-сибирской дружбы был торжественно открыт.

 

Ох, ребята я и отжег! Никогда еще омская обшага не слышала таких песен, тостов и анекдотов. Кураж бил фонтаном в потолок, выплескиваясь дружным хохотом в коридор, растекаясь гитарными аккордами по общаге!

Мой рок-н-ролл «Мама, мама, мама, я в садик не пойду, у меня галоши с3,14здили в саду», сложил сибирячек пополам, вышибая слезы смеха из их прекрасных глаз! И вот в самый разгар праздника в дверь постучали.

Ира открыла дверь, из коридора раздался мужской голос. После минутного разговора на повышенных тонах, она вернулась в комнату, явно чем-то расстроенная. Я не мог не спросить:

 

-Ира, у тебя все нормально? Что-то случилось?

-Да есть тут у нас один придурок, корчит из себя главного, во все дырки затычка. Сказал, что мы ему отдыхать мешаем и велел сидеть тихо, иначе по другому разговаривать со мной будет.

Время было детское, десятый час, пятница, да еще и Рождество. Какого хрена он тут раскомандывался.

Гитара берет новый аккорд и в морозный омский воздух летит «Курской блюз». Через пять минут снова мощный стук в дверь. Я торможу пытающуюся встать Ирину и сам иду открывать дверь.

 

-Ты что по русски не понима...

С ходу было начав свой наезд, местный «авторитет» резко заткнулся, едва увидев в дверном проеме вместо хрупкой девушки двухметрового амбала.

Я прикрыл дверь и стараясь не показывать своего раздражения происходящим, спокойно произнес:

 

-Уважаемый, тебе не кажется, что ты себя ведешь не воспитано. Мы культурно отдыхаем, до одиннадцати вечера еще больше часа, так позволь тебя спросить, какого черта ты к нам ломишься?

-А ты кто вообще такой? И что ты тут делаешь?

-Могу задать тебе точно такой же вопрос.

-Я здесь за порядок отвечаю и я требую, чтобы вы прекратили его нарушать.

 

Ну сразу видно, передо мной бывший комсомольский активист, который потерялся в пространственно-временном континууме, совершенно забыв, что страны в которой он был юным стукачом, уже год как нет.

 

-А то что? Выговор мне влепишь? В угол на соль поставишь?

-Я, я тебя выкину из общежития!

-Смотри не надорвись, а то пупок развяжется.

И с этими словами я закрыл перед его носом входную дверь. Судя по всему, вечер перестает быть томным. Такая категория людей сама никогда не успокаивается, ей всегда надо в этом капельку помочь.

Вернувшись в комнату, говорю моим притихшим посидельцам:

 

-Тут меня в случае продолжения вечеринки выкинуть с общаги пообещали. Ирина, молчим или продолжаем? У тебя проблем от этого орла не будет?

-Да все нормально, ничего этот Леха мне не сделает. Ходит тут по общаге гоголем, пользуясь тем, что у нас одни девчонки живут и никто ему рожу набить не может.

-Ну почему никто? У нас тут есть желающие, да Саня?

-Да без проблем, Валер, пусть только свистнут!

-Ну тогда продолжаем!

Свист раздался минут через двадцать. Девушкам была дана команда сидеть тихо. Мы с Сашей вышли в прихожую, он остался за дверью, готовый вписаться мне на помощь, я же открыв дверь шагнул на встречу новогодним приключениям.

В коридоре стоял Леха с тремя бойцами, видимо для душевного разговора за жизнь.

Теперь он чувствовал себя местным альфа-самцом, на чью территорию пробрались конкуренты, которых обязательно нужно наказать, чтобы другим было не повадно покрывать его самок.

 

-Одевайтесь со своим дружком и проваливайте, пока целые. Или вам помочь?

-А помоги, а то ноги от страха трясутся.

-Ну как скажешь!

Взяв меня за грудки, камикадзе, попытался сдвинуть меня с места. Короткий удар в солнечное сплетение, заставил его присесть, забыв на время о моем существовании.

Другие парни заметно потускнели.

 

-Ну что, орлы, будем здесь драться или на улицу выйдем?

-Да мы и не собирались, так просто за кампанию пришли.

-Ну так за кампанию и уходите, а то я сейчас за кампанию своих земляков с Кавказа позову, у вас тут такое веселье начнется, обмочитесь от смеха!

-Так вы с Кавказа?

- С самого Кавказного Кавказа! Тебе паспорт показать? Можешь у вахтерши спросить, он как раз у нее сейчас. Еще вопросы есть? Тогда валите, пока ветер без камней и этого орла заберите, пока я его по стенкам не размазал.

Зачинщика взяли под руки и повели на «скалу позора», ибо Акела в тот день очень сильно промахнулся.

Честно говоря, есть у Кавказа специфический имидж, который в те времена, да в принципе и сейчас, истово поддерживался всеми его выходцами, и мной в том числе. Имидж отмороженных на всю голову мужиков. Заднюю не врубаем, бьемся до конца! Во времена моей молодости, Кавказ не делился на национальные квартиры, мы все были одной дружной семьей. В моих друзьях был чеченец, ингуш, кабардинец, армянин, грузин, а мой лучший друг до сих пор - лезгин. Мы были разные, но мы были одним целым. За пределами Кавказа, я подходил к абсолютно не знакомому мне кавказцу и если он оказывался земляком, я мог получить любую поддержку. Но чеченская война, увы, разметала наше братство, ибо многие из моих земляков переступили закон, обагрив руки кровью невинных людей, убив тем самым, у нас, русских кавказцев, доверие к остальным жителям этой благословенной земли.

 

Но тогда, в далеком 1992 году, мы даже не догадывались что нас скоро ждет и чем это всё закончится!

А пока, допив огненную воду до последней капли, мы с Ириной проводили наших гостей и остались один на один с нашими чувствами. Мне искренне жаль, что судьба свела нас с ней в такой трудный момент моей жизни. Она оказалась очень хорошей, чувственной девушкой, открывшей мне свою чуткую, нежную душу, но я понимал, что любовь на расстоянии в 2500 километров не имеет будущего, поэтому надо жить здесь и сейчас, не откладывая это на завтра. Не в силах сдерживать порыв страсти, мы кинулись в объятия, утонув  друг в друге до рассвета!

 

Утро следующего дня было очень не добрым. Шайтан-вода не прибавила сил и здоровья моему молодому, растущему организму. Но сапоги просились на рынок, и с трудом заставив себя вынырнуть из омута салехардской русалки, я вышел с Саней на тропу спекуляции.

Омский рынок встретил меня как родного. Баба Нюра с радостью пустила меня к себе за стол, Санек встал метров в тридцати от меня.

Все было знакомо и обыденно, ну а вскоре появились они.

Два братка в черных 3,14дарках и кожанках, обходили с дозором свои владения.

Подойдя ко мне, «черный квадрат», маленький, но очень широкий чувак, с удивлением произнес:

 

-О, Кавказ, а ты куда пропал? Поднялся смотрю неплохо! А мы тут с Фомой тебя как-то вспоминали, проставу твою до сих пор ждем.

-Так вот приехал проставляться. Где Фома тусуется?

-На больничке Фома, шкуру штопает, пошинковали его давеча.

-Ну тогда вам проставлюсь. Вы надеюсь не против?

-Да мы за любой кипишь, ты же знаешь!

Идем с Саней в любимое кафе, все как обычно, литруха, закусон, шашлык. Братки уже как родные, накатили с ними символически, потрындели о том о сем, и снова к станку.

Но чего то торговля не алё! Людей мало, да и сезон обувной уже на закате. В общем, за весь день ушло только 5 пар! У Сани вообще 3!

Ну да ладно, первый блин комом! А у наших землячек вообще полный швах, мало того что по две пары продали, так еще браткам не кисло отстегнули.Прибежали ко мне после обеда, с претензией, почему я им про рэкетиров не сказал. Да я вроде как к ним бесплатным гидом не нанимался. Как будто они не знали куда летят?! В общем распрощались они с нами и дернули домой, от греха подальше. Ну и скатертью дорога, меньше народа — больше кислорода!

 

Как два неандертальца, нагруженных тушами убитых мамонтов, мы с Шуриком притащили в общагу сапоги и провиант на неделю, ибо стало до боли очевидно, что продать товар быстро не получится, и по ходу в Омске нам придется зимовать, как челюскинцам на льдине. Но это была чертовски приятная зимовка!

Каждый день банкет, фуршет, ..нет! Но все хорошее тоже когда-то заканчивается. Через пять дней, я уже прям затосковал по моей одинокой холостяцкой кроватке и бабулькиным пирожкам. Да и новый Год был уже на носу. Встречать его в Омске, пусть даже и с самой лучшей девушкой западной Сибири, в дали от близких и друзей было очень грустно.

Ириша провожала меня в аэропорту как на войну, со слезами на глазах, в душе понимая, что в этот раз Карлсон уже не вернется!

Её лучезарная улыбка, с ямочками на ангельских щёчках, навсегда осталась в моей душе теплым лучиком света! Надеюсь, Ирочка, ты встретила своё счастье, по крайней мере, я в это искренне верю!!

Вскоре моя юная страна встретила свой первый юбилей, первый год своей сложной, но чертовски интересной жизни. Цены на авиабилеты как ожидалось взлетели до небес, и на этой оптимистической ноте, мои сибирские гастроли закончились, навсегда влюбив меня в этот былинный край, край сильных мужчин и красивых женщин и охренительных морозов!

В мае следующего 1993 года, я на неделю снова прилечу в Сургут, но только для того, чтобы до конца убедиться в том, что учеба в Фарме и разъездной бизнес не совместимы.

Тем не менее, совершив 11 командировок, длительностью почти 50 дней, пролетев в самолетах более 110000 км, хапнув сорокоградусных морозов выше крыши, я стал настоящим ЭКСТРИМАТОРОМ, и заработал столько денег, что до конца учебы ни в чем себе не отказывал. А как я себе ни в чем не отказывал, вы прочитаете в моем следующем рассказе.

Спасибо тебе, Сибирь-Матушка, что не сломала и не покорила!

 

 

Автолюбителям из Москвы, Питера, Екатеринбурга и Тулы, рекомендую менять автостекла в компании Каргласс. Они истинные профессионалы своего дела!  Говорю это как автостекольщик с 20-летним стажем.